Главная Стоматология Вирусология Хирургия Генетика Диетология Гинекология Гомеопатия Иммунология Гематология Аллергология Венерология
Логин:  
Пароль:
Диеты секс Фитнес Роды питание аборт тело Кожа Глаза Макияж Похудение Климакс Лекарства Волосы Мужчины
Интересное на сайте
ПИТАНИЕ И ДИЕТЫ
Как правильно варить яйца вкрутую и не только

Как правильно варить яйца вкрутую и не только

Казалось бы нет ничего проще, чем приготовить яичницу себе на завтрак или сварить яйцо в дополнение к бутерброду. Но, как показывает мировая практика, далеко не все знают как правильно варить яйца. Итак, как правильно варить яйца вкрутую, "в
22.10.18

Партнеры

По вопросу о происхождении вирусов высказывались разные предположения. Одни авторы считали, что вирусы являются результатом крайнего проявления регрессивной эволюции бактерий или других одноклеточных организ­мов. Гипотеза регрессивной эволюции не может объяснить разнообразия генетического материала у вирусов, некле­точной их организации, дисъюнктивного способа репро­дукции и отсутствия белок-синтезирующих систем. Поэ­тому в настоящее время эта гипотеза имеет скорее исто­рическое    значение    и    не    разделяется    большинством вирусологов.

Согласно второй гипотезе вирусы являются потомками древних, доклеточных форм жизни — протобионтов, пред­шествовавших появлению клеточных форм жизни, с ко­торых и началась биологическая эволюция. Эта гипотеза также не разделяется в настоящее время большинством вирусологов, так как она не объясняет тех же вопро­сов,   разрешить   которые   оказалась   бессильной   первая гипотеза.

Третья гипотеза предполагает, что вирусы произошли от генетических элементов клеток, ставших автономными, хотя не ясно, какие из этих элементов дали начало столь большому разнообразию генетического материала у виру­сов. Эта гипотеза, которую иронически назвали гипотезой «взбесившихся генов», находит наибольшее число сторон-' ников, однако не в том первоначальном виде, в каком она была высказана, так как и она не объясняет наличие у вирусов форм генетического материала (однонитчатая ДНК, двунитчатая РНК), отсутствующих в клетках,обра­зование   капсида,   существование  двух  форм  симметрии и т. п.

Вероятно, вирусы действительно являются дериватами генетических элементов клеток, но они возникали и эволю­ционировали вместе с возникновением и эволюцией клеточ­ных форм жизни. Природа как бы испробовала на вирусах все возможные формы генетического материала (разные виды РНК и ДНК), прежде чем окончательно остановила свой выбор на канонической его форме — двунитчатой ДНК, общей для всех клеточных форм организмов, начиная от бактерии и кончая человеком. Будучи, с одной стороны, автономными генетическими структурами, с дру­гой стороны, неспособными развиваться вне клеток, виру­сы на протяжении миллиардов лет биологической эволю­ции проделали настолько разнообразные пути развития, что^ отдельные их группы не имеют преемственной связи между собой. По-видимому, разные группы вирусов воз­никали в исторически разные времена из разных генетических элементов клеток и поэтому существующие в на­стоящее время разные группы вирусов имеют полифиле-тическое происхождение, т. е. не имеют единого общего предка. Тем не менее, 'универсальность генетического кода распространяется и на вирусы, свидетельствуя тем самым, что и они являются порождением органического мира земли.



Этиология, патогенез. Впервые болезнь наблюдалась в 1967 г. в Марбурге и во Франкфурте-на-Майне (лихорадка Марбург), в дальнейшем подобные заболевания наблюдались в Судане, в деревне Мариди (лихорадка Мариди) и в Заире около реки Эбола (лихорадка Эбола). Вирусы Марбурга, Эбола, Мариди сходны по своей морфологии и свойствам, установлены лишь небольшие антигенные отличия. Источником инфекции в Европе (ФРГ, Югославия) служили ткани африканских зеленых мартышек, были и вторичные заболевания. Инфицирование людей может происходить воздушно-капельным и контактным путем. Для медицинских работников особую опасность представляет контакт с кровью больных. Попадание ее на кожу при микротравмах приводит к заражению. Воротами инфекции могут служить и слизистые оболочки (ротовая полость, глаза). Характерна гематогенная диссеминация вируса. Размножение его может происходить в различных органах и тканях. Вирус длительно обнаруживается в крови, сперме (до 12 нед). Отмечаются морфологические изменения в печени/почках, селезенке, миокарде, легких.

Симптомы Инкубационный период 2-16 сут. Клинические симптомы, тяжесть течения и исходы при болезнях, описанных как лихорадка Марбург и лихорадка Мариди не различаются. Продромальный период отсутствует. Болезнь начинается остро, с быстрым повышением температуры тела до 39-40 гр. С, выраженной общей интоксикацией (головная боль, разбитость, мышечные и суставные боли),, через несколько дней присоединяются геморрагический синдром и поражение желудочно-кишечного тракта; развивается обезвоживание, нарушается сознание. В начальный период больные жалуются на головную боль, колющую боль в груди, кашель, сухость в горле. Отмечается гиперемия слизистой оболочки глотки, кончик и края языка красные; на твердом .и мягком небе, языке появляются везикулы, при вскрытии которых образуются поверхностные эрозии; в отличие от лихорадки Ласса выраженного некроза не наблюдается. Тонус мышц, особенно мышц спины, шеи, жевательных мышц, повышен, пальпация их болезненна. С 3-4-го дня присоединяется боль в животе схваткообразного характера. Стул жидкий, водянистый, у половины больных отмечается примесь крови в стуле (иногда сгустками) или наблюдаются признаки желудочно-кишечного кровотечения (мелена). Понос появляется почти у всех больных и длится около недели, рвота бывает реже (68%), продолжается в течение 4-5 дней. У половины больных на 4-5-й день болезни появляется сыпь, чаще кореподобная, которая захватывает туловище и конечности, может быть кожный зуд. В конце 1-й недели, иногда на 2-й неделе признаки токсикоза достигают максимальной выраженности. Появляются симптомы дегидратации, инфекционно-токсического шока. В этот период бальные нередко умирают. Диагноз обосновывается эпидемиологическими данными (пребывание в местностях с природными очагами лихорадки Марбург, работа с тканями африканских мартышек) и характерной клинической симптоматикой. Специфические методы лабораторных исследований позволяют выявить вирус или антитела к нему.

Лечение Этиотропная терапия не разработана. Основное значение имеет патогенетическая терапия. Проводится комплекс мероприятий, направленных на борьбу с обезвоживанием, инфекционно-токсическим шоком и геморрагическим синдромом (см. Холера, Лихорадка Ласса). При наслоении вторичной бактериальной инфекции назначают антибиотики, преимущественно противостафилококкового действия (оксациллин, метициллин, эритромицин). Прогноз всегда серьезный, летальность 30-90%. Профилактика. Больные лихорадкой Марбург подлежат обязательной госпитализации и строгой изоляции в отдельном боксе. При лечении больного и проведении лабораторных исследований соблюдают все меры предосторожности, рекомендуемые для работы с особо опасными инфекциями (см. Лихорадка Пасса). Осуществляется контроль за лицами, прибывающими из эндемичных местностей. Специфическая профилактика не разработана.



История вирусологии довольно необычна. Первая вак­цина для предупреждения вирусной инфекции — оспы была предложена английским врачом Э. Дженнером в ., почти за сто лет до открытия вирусов, вторая вакцина — антирабическая была предложена основателем микробиологии Л. Пастером в .— за семь лет до открытия вирусов.

Честь открытия вирусов принадлежит нашему сооте­чественнику Д. И. Ивановскому, который впервые в . доказал существование нового типа возбудителя болезней на примере мозаичной болезни табака. Будучи студентом Петербургского университета, он выезжал на Украину и в Бессарабию для изучения причин болезни табака, а затем, после окончания университета, продолжал исследования в Никитском ботаническом саду под Ялтой. В содержимом пораженного листа он не обнаружил бактерий, однако сок больного растения вызывал поражения здоровых листьев. Д. И. Ивановский профильтровал сок больного растения через свечу Шамберлана, поры которой задерживали мельчайшие бактерии. В результате он обнаружил, что воз­будитель проходит даже через такие поры, так как фильт­рат продолжал вызывать заболевание листьев табака. Культивирование его на искусственных питательных сре­дах оказалось невозможным. Д. И. -Ивановский приходит к выводу, что возбудитель имеет необычную природу: он фильтруется через бактериальные фильтры и не способен расти на искусственных питательных средах. Он назвал новый тип возбудителя «фильтрующиеся бактерии».

Опыты Д. И. Ивановского в . повторил гол­ландский ученый М. В. Бейеринк, придя, однако, к вы­воду, что возбудитель табачной мозаики — жидкий живой контагий. Д. И. Ивановский с этим выводом не согла­сился. К этому времени были опубликованы работы Ф. Леффлера и П. Фроша, показавших, что возбудитель ящура также проходит через бактериальные фильтры. Д. И. Ивановский, анализируя эти данные, пришел к вы-

 

 

воду, что агенты ящура и табачной мозаики принци­пиально сходны. В споре с М. В. Бейеринком прав ока­зался Д. И. Ивановский. Опыты Д. И. Иванов­ского были положены в ос­нову его диссертации «О двух болезнях табака», представленной в ., и изложены в книге того же названия, вышедшей в . Этот год и считает­ся годом открытия вирусов. Д. И. Ивановский от­крыл вирус растений. Ф. Леффлер и П. Фрош открыли вирус, поражаю­щий животных. Наконец, в . Ф. д'Эррель открыл бактериофаг — вирус, по­ражающий бактерии. Та­ким образом, вирусы вызывают болезни растений, живот­ных, бактерий.

Слово «вирус» означает яд, оно применялось еще Л. Пастером для обозначения заразного начала. Позже стали применять название «ультравирус» или «фильтрую­щий вирус», затем определение отбросили и укоренился термин «вирус».



Проникшие в клетку вирусные частицы должны раздеть­ся для того, чтобы вызвать инфекционный процесс. Смысл раздевания заключается в удалении вирусных защитных оболочек, которые препятствуют экспрессии вирусного генома. В результате раздевания освобождается внутрен­ний компонент вируса, который способен вызвать инфек­ционный процесс. Раздевание сопровождается рядом характерных особенностей: в результате распада вирусной частицы исчезает инфекционная активность, в ряде слу­чаев появляется чувствительность к нуклеазам, возникает устойчивость к нейтрализующему действию антител, теряется фоточувствительность при использовании ряда препаратов.

Конечными продуктами раздевания являются сердце­вины,   нуклеокапсиды   или   нуклеиновые   кислоты.   Для

ряда вирусов было показано, что продуктом раздевания являются не голые нуклеиновые кислоты, а нуклеиновые кислоты, связанные с внутренним вирусным белком. На­пример, конечным продуктом раздевания пикорнавирусов является РНК, ковалентно связанная с белком УРг, конеч­ным продуктом раздевания аденовирусов, вируса полиомы и 8У40 является ДНК, ковалентно связанная с одним из внутренних вирусных белков.

В ряде случаев способность вирусов вызвать инфек­ционный процесс определяется возможностью их разде­вания в клетке данной системы. Тем самым эта ста­дия является одной из стадий, лимитирующих инфек­цию.

Раздевание ряда вирусов происходит в специализи­рованных участках внутри клетки (лизосомах, структурах аппарата Гольджи, околоядерном пространстве, ядерных порах на ядерной мембране). При слиянии вирусной и клеточной мембран проникновение в клетку сочетается с раздеванием.

Раздевание и внутриклеточный транспорт являются взаимосвязанными процессами: при нарушении правиль­ного внутриклеточного транспорта к местам раздевания вирусная частица попадает в лизосому и разрушается лизосомальными ферментами.

Промежуточные формы при раздевании. Раздевание вирусной частицы ^осуществляется постепенно в результате серии последовательных реакций. Например, в процессе раздевания пикорнавирусы проходят ряд стадий с образо­ванием промежуточных субвирусных частиц с размерами от 156 8 до 12 8. Раздевание вирусов ЕСНО имеет сле­дующие стадии: вирионы (156 8) -*- А-частицы (130 8) -*■ -*■ РНП и пустые капсиды (80 8) -*■ РНК с терминальным белком (12 8). Раздевание аденовирусов происходит в цитоплазме и ядерных порах и имеет по крайней мере 3 стадии: 1) образование субвирусных частиц с большей плотностью, чем вирионы; 2) образование сердцевин, в которых отсутствует 3 вирусных белка; 3) образование ДНК-белкового комплекса, в котором ДНК ковалентно соединена с терминальным белком. Вирус полиомы в про­цессе раздевания теряет наружные белки и превращается в субвирусную частицу с коэффициентом седиментации 48 8. Затем частицы связываются с ядерными белками (гистонами) и формируется 190 8 комплекс (с коэффи­циентом седиментации 190 8), способный вызвать инфек­ционный процесс. Вирус гриппа вначале теряет липопро-

теидную оболочку и превращается в субвирусную частицу, из которой после удаления М-белка освобождается нуклеокапсид.



Афтозный стоматит: афтозные язвы представляют собой поражения слизистой оболочки рта, включая щеки, язык и небо. Язвочки состоят из очень болезненного, желтовато-белого кратера, окруженного красной полоской воспаления. Если ребенок попадает в стрессовую ситуацию отдельно расположенные язвочки могут сливаться. Период заживления составляет 1-2 недели. Причины появления афтозных язв точно не установлены. К ним относят вирусную инфекцию, эндокринные нарушения, хронический запор, эмоциональные расстройства, нарушения иммунитета.

Симптомы: недомогание, слюнотечение, отказ от пищи, гиперемия слизистой оболочки рта, образование на щеках, языке, губах, небе, афт-болезненных элементов округлой формы с беловато-серым налетом и ярко-красным ободком. Температура тела до 40 гр. С. Лимфатические узлы увеличены, болезненны. В тяжелых случаях афты сливаются, изъязвляются. Могут быть “отсевы” на коже. Заболевание длится 7- 14 дней. Выздоровление полное. Иммунитет нестойкий.

Заживление афт начинается после самостоятельного отслаивания налета фибрина и заканчивается полным исчезновением дефекта. В отличие от острого афтозного стоматита хроническая форма обычно связана с наличием общего хронического заболевания, чаще всего толстого кишечника, которая проявляется вместе с его обострениями. Клиника не столь ярка и характеризуется последовательной сменой фаз: продромальной, афтозной, язвенной и заживления. Лечение афтозного стоматита аналогично язвенному, но местно могут применяться также антибиотики и противогрибковые препараты. Общее лечение дополнительно может включать антибиотики, противовоспалительные, антигистаминные и др. препараты.



Вирусы обычно рассматриваются как паразиты — воз­будители инфекционных болезней, наносящих вред челове­ку, животным, растениям. Однако такой подход нельзя признать правильным. Была высказана гипотеза [Жда­нов В. М., 1974], согласно которой вирусы являются важ­ным фактором эволюции органического мира. Преодоле­вая видовые барьеры, вирусы могут переносить отдельные гены или группы генов, а интеграция вирусной ДНК с хромосомами клеток может приводить к тому, что вирус­ные гены становятся клеточными генами, выполняющими важные функции.

Поскольку вирусы, будучи особыми формами жизни, не являются микроорганизмами, то и вирусология является не разделом микробиологии, а самостоятельной научной дисциплиной, имеющей свой объект изучения и свои методы исследования.



Первые вирусологические лаборатории в СССР созданы в 30-е годы: в .— лаборатория по изучению вирусов растений в Украинском институте защиты растений, в .— отдел вирусов в Институте микробиологии АН СССР, а в . он был реорганизован в отдел вирусов растений, которым в течение многих лет руко­водил В. Л. Рыжков. В . организована Централь­ная вирусологическая лаборатория Наркомздрава РСФСР в Москве, которой заведовал Л. А. Зильбер, а в . эта лаборатория реорганизована в отдел вирусов Всесоюз­ного института экспериментальной медицины, его руко­водителем был назначен А. А. Смородинцев. В . на базе отдела вирусов создан Институт вирусологии АМН СССР, которому в . присвоено имя Д. И. Ива­новского.

В течение 50-х и 60-х годов созданы научные и про­изводственные вирусологические учреждения в нашей стране: Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР, Институт вирусных препаратов Минис­терства здравоохранения СССР, Киевский институт ин­фекционных болезней, Всесоюзный научно-исследова­тельский институт гриппа Министерства здравоохранения СССР в Ленинграде и ряд других.

Важную роль в подготовке кадров вирусологов сыграла организация в . кафедры вирусологии в Централь­ном институте усовершенствования врачей МЗ СССР. Кафедры вирусологии были созданы на биологических факультетах Московского и Киевского университетов.



Первые вирусологические лаборатории в СССР созданы в 30-е годы: в .— лаборатория по изучению вирусов растений в Украинском институте защиты растений, в .— отдел вирусов в Институте микробиологии АН СССР, а в . он был реорганизован в отдел вирусов растений, которым в течение многих лет руко­водил В. Л. Рыжков. В . организована Централь­ная вирусологическая лаборатория Наркомздрава РСФСР в Москве, которой заведовал Л. А. Зильбер, а в . эта лаборатория реорганизована в отдел вирусов Всесоюз­ного института экспериментальной медицины, его руко­водителем был назначен А. А. Смородинцев. В . на базе отдела вирусов создан Институт вирусологии АМН СССР, которому в . присвоено имя Д. И. Ива­новского.

В течение 50-х и 60-х годов созданы научные и про­изводственные вирусологические учреждения в нашей стране: Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР, Институт вирусных препаратов Минис­терства здравоохранения СССР, Киевский институт ин­фекционных болезней, Всесоюзный научно-исследова­тельский институт гриппа Министерства здравоохранения СССР в Ленинграде и ряд других.

Важную роль в подготовке кадров вирусологов сыграла организация в . кафедры вирусологии в Централь­ном институте усовершенствования врачей МЗ СССР. Кафедры вирусологии были созданы на биологических факультетах Московского и Киевского университетов.



Синтез белка в клетке происходит в результате трансляции иРНК. Трансляцией называется процесс пере­вода генетической информации, содержащейся в иРНК, на специфическую последовательность аминокислот. Иными словами, в процессе трансляции осуществляется перевод 4-буквенного языка азотистых оснований на 20-буквенный язык аминокислот.

Транспортные РНК. Свою аминокислоту тРНК узнают по конфигурации ее боковой цепи, а специфический фермент аминоацил-синтетаза катализирует ассоциацию тРНК с аминокислотой. В клетке существует большое количество разнообразных видов тРНК. Поскольку для каждой аминокислоты должна быть своя тРНК, количе­ство видов тРНК должно быть не меньше 20, однако в клетке их значительно больше. Это связано с тем, что для каждой аминокислоты существует не один, а несколь­ко видов тРНК. Молекула тРНК представляет собой однонитчатую РНК со сложной структурой в виде клено­вого листа (рис. 18). Один ее конец связывается с амино­кислотой (конец а), а противоположный — с нуклеоти-дами иРНК, которым они комплементарны (конец б). Три нуклеотида на иРНК кодируют одну аминокислоту и называются «триплет» или «кодон», комплементарные кодону три нуклеотида на конце тРНК называются «антикодон».

Рибосомы. Синтез белка в клетке осуществляется на   рибосоме.   Рибосома   состоит   из   двух   субъединиц,

Рис. 18. Строение транс­портной РНК. а — участок связывания с аминокислотой; б — участок связывания с нРНК (анти-кодон).

большой и малой, 'малая субъединица примерно в два раза меньше большой. Обе субъединицы содержат по одной молекуле рибосомальной РНК и ряд белков. Рибо-сомальные РНК синтезируются в ядре на матрице ДНК с помощью РНК-полимеразы I. В малой рибосомальной субъединице есть канал, в котором находится информа­ционная РНК. В большой рибосомальной субъединице есть две полости, захватывающие также малую рибосо-мальную субъединицу. Одна из них содержит аминоациль-ный центр (А-центр), другая — пептидильный центр (П-центр)  (рис. 19).

Фазы трансляции. Процесс трансляции состоит из трех фаз: 1) инициации, 2) элонгации и 3) терминации.

Инициация трансляции. Это наиболее ответ­ственный этап в процессе трансляции, основанный на узнавании рибосомой иРНК и связывании с ее особыми участками. Рибосома узнает иРНК благодаря «шапочке» на 5'-конце и скользит к 3'-концу, пока не достигнет инициаторного кодона, с которого начинается трансляция. В эукариотической клетке инициаторным кодоном являет­ся кодон АУГ или ГУГ, копирующие метионин. С метио-нина начинается синтез всех полипептидных цепей.

Вначале с иРНК связывается малая рибосомальная субъединица. К комплексу иРНК с малой рибосомальной субъединицей присоединяются другие компоненты, необ­ходимые для начала трансляции. Это несколько молекул "ч=лка,   которые   называются   «инициаторные   факторы».

19. Формирование и функционирование рибосомы (схема). 1— малая рибосомальная субъединица с присоединенной инициаторной метионил-тРНК; 2— большая рибосомальная субъединица; 3— инициаторный комплекс, содержащий малую рибосомальную субъединицу, метионил-тРНК и иРНК; заштрихованные прямоугольники — белковые факторы инициации (9 факторов в эукариотических клетках); 4— функционально активная рибосо­ма; А — аминоацильный центр, П— пептидильный центр в большой рибосо­мальной субъединице; 5, б, 7— процесс элонгации полипептидной цепи; показан перенос амииоацил-тРНК между двумя центрами на большой рибосомальной субъединице, осуществляемый с помощью пептидил-трансфера-зы.

Их по крайней мере три в прокариотической клетке и более девяти в эукариотической клетке. Инициаторные факторы определяют узнавание рибосомой специфических иРНК и, таким образом, являются определяющим фактором в дискриминации между различными ИРНК, присутствующими в клетке, как правило, в избыточном количестве.

В результате формируется комплекс, необходимый для инициации трансляции, который называется инициа­торным комплексом. В инициаторный комплекс входят: 1) иРНК; 2) малая рибосомальная субъединица; 3) ами-ноацил-тРНК, несущая инициаторную аминокислоту; 4) инициаторные факторы; 5) несколько молекул ГТФ.

В рибосоме осуществляется слияние потока информа­ции с потоком аминокислот. Аминоацил-тРНК входит в А-центр большой рибосомальной субъединицы, и ее антикодон взаимодействует с кодоном иРНК, находящей­ся в малой рибосомальной субъединице. При продвижении иРНК на один кодон тРНК перебрасывается в пептидиль­ный центр, и ее аминокислота присоединяется к ини­циаторной аминокислоте с образованием первой пептид­ной связи. Свободная от аминокислоты тРНК выходит из рибосомы и может опять функционировать в транспор­те специфических аминокислот. На ее место из А-центра в П-центр перебрасывается новая тРНК и образуется новая пептидная связь. В А-центре появляется вакантный кодон   иРНК,   к   которому   немедленно   присоединяется

1— большая рибосомальная субъединица; 2— малая рибосомальная субъедини­ца; 3— иРНК; 4— растущая полипептидная нить.

соответствующая тРНК и происходит присоединение новых аминокислот к растущей полипептидной цепи (см. рис. 19).

Элонгация трансляции. Это процесс удлине­ния, наращивания полипептидной цепи, основанный на присоединении новых аминокислот с помощью пептид­ной связи. Происходит постоянное протягивание нити иРНК через рибосому и. «декодирование» заложенной в ней генетической информации (рис. 20). иРНК функ­ционирует на нескольких рибосомах, каждая из которых синтезирует одну и ту же полипептидную нить, коди­руемую данной иРНК. Группа рибосом, работающих на одной молекуле иРНК, называется полирибосомой, или полисомой. Размер полисом значительно варьирует в зависимости от длины молекулы иРНК, а также от расстояния между рибосомами. Так, полисомы, которые синтезируют гемоглобин, состоят из 4—6 рибосом, высо­комолекулярные белки синтезируются на полирибосомах, содержащих 20 и более рибосом.

Терминация трансляции. Терминация транс­ляции происходит в тот момент, когда рибосома доходит ' до терминирующего кодона в составе иРНК. Трансляция прекращается, и ' полипептидная цепь освобождается из полирибосомы. После окончания трансляции полири­босомы распадаются на субьединицы, которые могут войти в состав новых полирибосом.

Свойства полирибосом. По топографии в клетке полирибосомы делят на две большие группы — свободные и связанные с мембранами эндоплазматической сети, которые составляют соответственно 75 и 25%. Между двумя группами полирибосом нет принципиальных струк­турных и функциональных различий, они формируются из одного и того же пула субъединиц и в процессе транс­ляции могут обмениваться субъединицами. Мембраны, с

которыми связаны полирибосомы, называются грубыми или шероховатыми мембранами в отличие от гладких мембран, не содержащих полирибосомы. Связь полири­босом с мембранами осуществляется с помощью сигналь­ного пептида — специфической последовательности на аминоконце синтезирующихся гликопротёидов. На связан­ных с мембранами полирибосомах синтезируются внутри-мембранные белки, которые сразу же после синтеза оказываются в составе мембран.

Трансляция в зараженных вирусом клетках. Стратегия вирусного генома, использующего клеточный аппарат трансляции, должна быть направлена на создание меха­низма для подавления трансляции собственных клеточных иРНК и для избирательной трансляции вирусных иРНК, которые всегда находятся в значительно меньшем коли­честве, чем клеточные матрицы. Этот механизм реали­зуется на уровне специфического узнавания малой рибосомальной субъединицей вирусных иРНК, т. е. на уровне формирования инициирующего комплекса. По­скольку многие вирусы не подавляют синтез клеточных иРНК, в зараженных клетках возникает парадоксальная ситуация: прекращается трансляция огромного фонда функционально активных клеточных иРНК, и на освобо­дившихся рибосомах начинается трансляция одиночных молекул вирусных иРНК. Специфическое узнавание рибосомой вирусных иРНК осуществляется за счет вирусспецифических инициаторных факторов.

Два способа формирования вирусных белков. По­скольку геном вируса животных представлен молекулой, кодирующей более чем один белок, вирусы поставлены перед необходимостью синтеза либо , длинной иРНК, кодирующей один гигантский полипептид-предшественник, который затем должен быть нарезан в специфических точках на функционально активные белки, либо коротких моноцистронных иРНК, каждая из которых кодирует один белок. Таким образом, существуют два способа формирования вирусных белков: 1) иРНК транслируется в гигантский полипептид-предшественник, который после синтеза последовательно нарезается на зрелые функцио­нально активные белки; 2) иРНК транслируется с обра­зованием зрелых белков, или белков, которые лишь незна­чительно модифицируются после синтеза.

Первый способ трансляции характерен для РНК-со-держащих «плюс-нитевых» вирусов — пикорнавирусов и тогавирусов. Их иРНК транслируется в гигантскую поли-

[             пептидную цепь, так называемый полипротеид, который

сползает в виде непрерывной ленты с рибосомного «кон-)             вейера» и нарезается на индивидуальные белки нужного

г             размера.   Нарезание   вирусных   белков   является   много-

<             ступенчатым процессом, осуществляемым как вирусспеци-

фическими,  так  и  клеточными  протеазами.   В   клетках,зараженных  пикорнавирусами,  на  конце  полипротеина-предшественника  находится  белок с протеазной  актив-||             ностью.    Вирусная    протеаза    осуществляет    нарезание

||            предшественника на 3 фрагмента, один из которых являет-

»            ся предшественником для структурных белков, второй —

I            для неструктурных белков, функции третьего фрагмента

I             неизвестны.  В  дальнейшем  нарезании  участвуют  вирус-

специфические и клеточные протеазы.|                 Интересный   вариант    первого    способа    трансляции

обнаруживается у альфа-вирусов (семейство тогавирусов).

I Геномная РНК с коэффициентом седиментации 42 8| транслируется с образованием полипептида-предшествен-1             ника для неструктурных белков. Однако доминирующей

в зараженных клетках иРНК является РНК с коэффи-[            циентом седиментации 26 8,  составляющая одну треть

I            геномной РНК. Эта иРНК транслируется с образованием

             предшественника для структурных белков.

'                   Второй    способ    формирования    белков    характерен

|            для   ДНК-содержащих   вирусов   и   большинства   РНК-

'            содержащих  вирусов.  При  этом  способе  синтезируются

короткие  моноцистронные  иРНК   в  результате  избира­тельной   транскрипции   одного   участка   генома   (гена).I              Однако все вирусы широко используют механизм пост-

трансляционного нарезания белка.I                 Вирусспецифические полисомы. Поскольку длина ви-

русных  иРНК   варьирует  в  широких   пределах,   размервирусспецифических  полисом  также  широко  варьирует:(              от 3—4 до нескольких десятков рибосом на одной нити

II              иРНК. При инфекциях, вызванных пикорнавирусами,I              формируются крупные полисомы, представляющие собой1              агрегаты, состоящие из 20—60 рибосом. При инфекциях,I вызванных другими вирусами животных, использующимиI второй способ трансляции, формируются полисомы не-I большого размера. Между размерами иРНК и величиной1              полисом существует определенная корреляция, однакоI в ряде случаев полисомы имеют больший или меньшийI              размер по сравнению с ожидаемым. Эта особенностьI вирусных полисом объясняется необычным простран-1              ственным расположением рибосом на вирусных матрицах,

связанных   с   меньшей   плотностью   упаковки   рибосом на молекуле иРНК.

Вирусспецифические полисомы могут быть как сво­бодными, так и связанными с мембранами. В зараженных вирусом полиомиелита клетках полипротеид синтезируется на связанных с мембранами полисомах; при инфекциях, вызванных сложно устроенными вирусами, формируются как свободные, так и связанные с мембранами полисомы, которые вовлечены в синтез разных классов вирусных полипептидов. Внутренние белки обычно синтезируются на свободных полисомах, гликопротеиды всегда синте­зируются на полисомах, связанных с мембранами.

Модификация вирусных белков. В эукариотической клетке многие белки, в том числе вирусные, подвергаются посттрансляционным модификациям, и зрелые функцио­нально активные белки часто не идентичны их вновь синтезированным предшественникам. Широко распростра­нены такие посттрансляционные ковалентные модифика­ции, как гликозилирование, ацилирование, метилирование, сульфирование (образование дисульфидных связей), протеолитическое нарезание и, наконец, фосфорилирова-ние. В результате вместо 20 генетически закодированных аминокислот из различных клеток разных органов эукариотов выделено около 140 дериватов аминокислот.

Среди широкого спектра модифицированных реакций лишь небольшое количество процессов является обрати­мыми: 1) фосфорилирование-дефосфорилирование; 2) ацилирование-деацилирование; 3) метилирование-демети-лирование; 4) образование дисульфидных связей. Среди подобных обратимых модификаций белков следует искать процессы, обусловливающие механизм регуляции актив­ности белков в эукариотической клетке.

Гликозилирование. В составе сложно устроенных РНК- и ДНК-содержащих вирусов имеются белки, содер­жащие ковалентно присоединенные боковые цепочки углеводов — гликопротеиды. Гликопротеиды расположе­ны в составе вирусных оболочек и находятся на поверхности вирусных частиц. Своей гидрофобной частью они погружены в двойной слой липидов, а некоторые гликопротеиды проникают через него и взаимодействуют с внутренним компонентом вируса (рис. 21). Гидрофиль­ная часть молекулы обращена наружу.

Синтез и „ внутриклеточный транспорт гликопротеидов характеризуется рядом особенностей, присущих клеточ­ным   внутримембранным   белкам.   Их   синтез   осуществ-

Рис. 21. Строение липопротеидной оболочки вируса Синдбис.

Е1, Е2, ЕЗ— молекулы вирусных гликопротеидов; К — капсидный белок; У —

углеводные цепочки; Л — липидный бислой.

ляется на полисомах, ассоциированных с мембранами, и белки сразу же после синтеза попадают в шероховатые мембраны, откуда транспортируются в мембраны эндоплаз-матической сети и в комплекс Гольджи, где происходит модификация и комплектование углеводной цепочки, а затем — в плазматическую мембрану в ряде случаев путем слияния с ней везикул комплекса Гольджи. Такой целена­правленный транспорт осуществляется благодаря имеющей­ся на аминоконце белка специфической последовательности из 20—30 аминокислот (сигнальному пептиду). Сигналь­ный пептид отрезается от белковой молекулы после того, как гликопротеид достигает плазматической мембра­ны.

' Гликозилирование полипептидов является сложным многоступенчатым процессом, первые этапы которого начинаются уже в процессе синтеза полипептидов, и первый сахар присоединяется к полипептидной цепи, еще не сошедшей с рибосомы. Последующие этапы гликози-лирования происходят путем последовательного присоеди­нения Сахаров в виде блоков к углеводной цепочке в процессе транспорта полипептида к плазматической мембране.     Окончательное     формирование     углеводной

цепочки может завершаться на плазматической мембране перед сборкой вирусной частицы. Процесс гликозилирова-ния не влияет на транспорт полипептида к плазматической мембране, но имеет существенное значение для экспрес­сии биологической активности белка. При подавлении гликозилирования соответствующими ингибиторами (ана­логи Сахаров типа 2-дезоксиглюкозы, антибиотик туни-камицин) нарушается синтез полипептидов, блокируется сборка вирионов миксовирусов, рабдовирусов, альфа-вирусов или образуются неинфекционные вирионы герпеса и онковирусов.

Сульфирование. Некоторые белки сложно устроенных РНК- и ДНК-содержащих вирусов сульфируются после трансляции. Чаще всего сульфированию подвергаются гликопротеиды, при этом сульфатная группа связывается с сахарным компонентом гликопрбтеида.

Ацилирование. Ряд гликопротеидов сложно устроенных РНК-содержащих вирусов (НА2 вируса гриппа, белок О вируса везикулярного стоматита, белок НИ вируса ньюкаслской болезни и др.) содержат ковалентно связан­ные 1—2 молекулы жирных кислот.

Нарезание. Многие вирусные белки и в первую очередь гликопротеиды приобретают функциональную активность лишь после того, как произойдет их нарезание в специфических точках протеолитическими ферментами. Нарезание происходит либо с образованием двух функцио­нальных белковых субъединиц (например, большая и малая субъединицы гемагглютинина вируса гриппа, два гликопротеида, Ег и Ез, вируса леса Семлики) либо с образованием одного функционально активного белка и неактивного фрагмента, например белки Р и НЫ парамик-совирусов. Нарезание обычно осуществляется клеточными ферментами. У многих сложно устроенных вирусов животных, имеющих гликопротеид, нарезание необходимо для формирования активных прикрепительных белков и белков слияния и, следовательно, для приобретения вирусом способности инфицировать клетку. Лишь после нарезания этих белков вирусная частица приобретает инфекционную активность. Таким образом, можно говорить о протеолитической активации ряда вирусов, осуществляемой с помощью клеточных ферментов.

Фосфорилирование. Фосфорпротеиды содержатся прак­тически в составе всех вирусов животных, РНК- и ДНК-содержащих, просто и сложно устроенных. В составе большинства вирусов обнаружены протеинкиназы, однако

фосфорилирование может осуществляться как вирусными, так и клеточными ферментами. Обычно фосфорилируются белки, связанные с вирусным геномом и осуществляющие регулирующую роль в его экспрессии. Одним из примеров является фосфорилирование белка онкогенных вирусов, обусловливающего клеточную трансформацию. Этот белок является продуктом гена 8гс и одновременно протеинки-назой и фосфопротеидом, т. е. способен к самофосфо-рилированию.

С процессом фосфорилирования связан механизм антивирусного действия интерферона. В зараженных вирусом клетках интерферон индуцирует синтез протеин-киназы, которая фосфорилирует субъединицу инициирую­щего фактора трансляции ЭИФ-2, в результате чего блокируется трансляция вирусных информационных РНК. Фосфорилирование белков играет регулирующую роль в транскрипции и трансляции вирусных иРНК, специфиче­ском узнавании вирусных иРНК рибосомой, белокнуклеи-новом и белок-белковом узнавании на стадии сборки вирусных частиц.



При внутриклеточной репродукции вирусов формиру­ется структуры, отсутствующие в незараженных вирусом клетках. Эти образования — места синтеза и сборки "3?бвирусных структур (компонентов дочерних вирионов) ЙОлучили разные наименования — клеточные матриксы, "«фабрики», виропласты, включения. Эти структуры явля-рггся продуктами кооперативных процессов клетки и арруса, где главенствующая роль принадлежит клетке. ч; Морфологически матриксы выглядят по-разному ^разных вирусов. Обычно это места синтеза белков, ^$ поэтому в матриксах обнаруживаются значительные Ц&опления рибосом (полисомы). В их состав входят Цвкже разные клеточные структуры — мембраны, микро-^рубочки, осмиофильные волокна и т. п. (рис. 8). При

 

М матриксы проделывают определенный цикл развития, ш вначале в них превалируют полисомы, то позже Щвявляются субвирусные компоненты, которые можно

 

 

а — «фабрики» реовируса в культуре клеток почек обезьян; б — «фабрики» орбивируса в глиальной клетке головного моз­га мышей-сосунков; в — очаг иммунофлюоресценции в куль­туре клеток почек человека, за­раженной вирусом Сендай.

выявить при использова­нии серологических ме­тодов исследования типа ИФ (рис. 8, в) или ИЭМ, а нередко и при обычной ЭМ. При ряде инфекций матриксы связаны с мембранами эндоплаз-матической сети, аппа­ратом Гольджи и други­ми клеточными структу­рами, куда транспорти­руются все вирусные компоненты.

Образования, сход­ные с цитоплазматичес-кими матриксами, обна­ружены также в ядрах,где происходит репро­дукция большинстваДНК-содержащих виру­сов. При окрашиванииклеток они имеют видвнутриядерных включе­ний. На поздних стади­ях инфекции в мйтрик-сах или по соседству сними накапливаетсябольшое число вирио-нов, часто образующихкристаллоподобныеформирования. Внут­риядерные кристал-лоподобные включения

9. Скопление нуклеокапсидов 8У5 в цитоплазме (электронно-скопическое изображение).

 

обнаружены, например, у реовирусов, аденовирусов, папо-вавирусов, парвовирусов. Процесс формирования вирионов у вирусов, имеющих липопротеидные оболочки, значительно более сложен, чем у просто устроенных вирусов, и про­текает многоступенчато. Так, например, изометрические нуклеокапсиды вируса герпеса формируются в ядрах и в дальнейшем транспортируются в цитоплазму путем почко­вания через ядерную мембрану. После этого вирионы транспортируются к аппарату Гольджи, проходя через мем­брану эндоплазматической сети и захватывая ее, как это было при прохождении через ядерную мембрану. Поэтому внеклеточный вирус имеет две оболочки, одна из которых формируется из ядерной, вторая — из цитоплазматической мембраны (см. рис. 7, е).

Формирование РНП вирионов парамиксовирусов про­исходит в цитоплазме, где они накапливаются в виде тяжей (рис 9) и затем транспортируются к плазмати­ческой мембране. В это время плазматическая мембрана клетки уже модифицирована, так как в нее встроены с наружной стороны вирусные гликопротеиды, а с внут­ренней стороны — матриксный белок. При приближении к таким модифицированным участкам плазматической мембраны рибонуклеопротеидные тяжи свертываются в плотно упакованные клубки и, проходя через плазмати­ческую мембрану, покрываются ею, приобретая таким путем внешнюю оболочку (рис. 10, а). Этот тип форми­рования вирионов называется почкованием. Почкование может происходить и во внутриклеточные вакуоли (рис. 10, б).

Морфогенез вируса оспы еще более сложен. В цито­плазме образуются сложные матриксы, в которых про­исходит синтез многочисленных вирусспецифических структур. Здесь же происходит и формирование вирионов, которые вначале представляют пузырчатые образования (рис. 11), и лишь позже из этих предшественников формируются зрелые вирионы. Выход вирусных частиц из клетки осуществляется либо путем почкования через мембраны во внутриклеточные вакуоли, либо при разру­шении клетки.





Мое женское здоровье © 2012-2018 Все права защищены. Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://mywomanhealth.ru/". Мое женское здоровье


Яндекс.Метрика