Генетика » Мое женское здоровье
Главная Стоматология Вирусология Хирургия Генетика Диетология Гинекология Гомеопатия Иммунология Гематология Аллергология Венерология
Логин:  
Пароль:
Диеты секс Фитнес Роды питание аборт тело Кожа Глаза Макияж Похудение Климакс Лекарства Волосы Мужчины
Интересное на сайте
ПИТАНИЕ И ДИЕТЫ
Салат из щавеля с разнообразными составляющими

Салат из щавеля с разнообразными составляющими

Оказывается, из щавеля можно не только готовить вкуснейший зеленый борщ, но и готовить салаты. Щавель очень полезен по своему состав и в простонародье его по праву величают "луговым яблоком". На самом же деле щавель относится к виду листовых овощей
01.01.17

Партнеры
Заболевание описано в 1962 г.

Причины Дефект активного транспорта (абсорбции) глюкозы и галактозы в слизистой кишечника приводит к развитию заболевания. Под активным транспортом понимается одностороннее движение в сторону более высокой концентрации глюкозы. Этот процесс является трансмембранным (проходит через клеточную оболочку) и обеспечивается ионами натрия (натриевым насосом).

Симптомы Наследственные формы заболевания называются первичными, симптомы появляются в первые дни после рождения ребенка в виде частого жидкого стула с большим количеством глюкозы, галактозы, молочной кислоты. В моче также может содержаться глюкоза, но чаще непостоянная и незначительная.

Для того чтобы поставить окончательный диагноз:

1) проводят пробу с сахарной нагрузкой в сочетании с приемом кристаллического бария. При наличии заболевания глюкоза и галактоза накапливаются в тонком кишечнике, вызывая приток жидкости в просвет кишечника, что разбавляет барий, и это фиксируется рентгенологически. Приток жидкости ускоряет перистальтику и время прохождения бария через тонкий кишечник;

2) проводят двухнедельную диетотерапию, не содержащую глюкозы и галактозы. Улучшение в состоянии больных может наступить уже через 12—24 ч, что служит косвенным подтверждением правильности диагноза.

Лечение Принципом лечения является исключение или ограничение продуктов, приводящих к развитию симптомов заболевания. Вместо них назначают продукты, содержащие фруктозу. Медикаментозное лечение предполагает назначение витаминов, ферментов и биопрепаратов (бифидумбактерина, колибактерина, бификола).

Для детей первых 3 месяцев жизни предлагается следующий рацион: казеин — 30 г, оливковое масло — 30 г, фруктоза — 50—65 г, морковь — 100 г, овощной отвар — 100 г, поваренная соль — 0,25—0,5 г, вода — 450 мл.

Постепенно в соответствии с рекомендациями детского врача в питание вводят овощные супы, мясо, рыбу, яйца. Сыр разрешается на втором году, картофельная мука, рис, хлеб — в более старшем возрасте.



Недостаточная активность фермента печени (р-гидроксифенилпировиноградной оксидазы), преобразующего аминокислоту тирозин, является причиной заболевания.

Симптомы Заболевание проявляется как цирроз печени, рахит, не поддающийся лечению при помощи витамина D, а также в виде нарастающей пигментации кожи.

Вскоре после рождения у ребенка появляются рвота, понос, одышка, потливость затылка, плаксивость, возникают отеки, живот становится большим из-за увеличения печени и селезенки, ребенок плохо прибавляет в росте и весе, поздно начинает держать голову и сидеть.

Без лечения смерть наступает уже в I полугодии жизни из-за печеночной недостаточности. Единственным эффективным средством лечения на сегодняшний день является диетотерапия.

Доза тирозина, которая необходима, чтобы ребенок и нормально развивался и не заболел тирозинемией, составляет 25—40 мг на 1 кг массы тела в сутки.

Все предлагаемые диеты содержат малое количество естественного белка, компенсируя остальное количество белка за счет специальных смесей (белковых гидролизатов), содержащих набор необходимых аминокислот без тирозина. В диету входят молоко, специальный безбелковый хлеб, фрукты (кроме бананов), овощи с низким содержанием белка, кукурузная или рисовая мука, черносмородиновое пюре, сахар, специальные безбелковые изделия. Дополнительно назначают минеральные вещества и витамины группы В. Эффективность лечения оценивается по анализам крови (количеству аминокислот, калия и фосфора) и антропометрическим данным (ежемесячным прибавкам роста и веса ребенка).

Содержание тирозина в продуктах (в граммах на 100 г продукта): 1. Молоко женское — 0,060. 2. Молоко коровье — 0,119. 3. Кефир — 0,112. 4. Творог — 0,456. 5. Яйцо куриное — 0,515. 6. Мясо говяжье — 0,596. 7. Мясо куриное — 0,660. 8. Печень говяжья — 0,470. 9. Треска — 0,439. 10. Крупа рисовая — 0,176. 11. Крупа манная — 0,158. 12. Крупа гречневая — 0,16. 13. Крупа овсяная — 0,234. 14. Крупа пшенная — 0,226. 15. Крупа перловая — 0,148. 16. Горох — 0,227. 17. Мука пшеничная — 0,149. 18. Макаронные изделия — 0,253. 19. Хлеб ржаной — 0,293. 20. Хлеб пшеничный — 0,162. 21. Печенье — 0,088. 22. Картофель — 0,027. 23. Морковь — 0,013. 24. Капуста белокочанная — 0,020. 25. Помидоры — 0,010. 26. Апельсины — 0,007. 27. Лимоны — 0,006. 28. Сок яблочный — 0,024. 29. Сок апельсиновый — 0,006. 30. Сок лимонный — 0,004.



Причины Нарушение превращения глицина в серин из-за недостаточной функции ферментов печени является причиной заболевания. В моче такого ребенка обнаруживается высокое содержание глицина, а также оксалатов и кетоновых тел.

Симптомы Проявления заболевания непосредственно зависят от количества побочных продуктов (кетоновых тел) обмена глицина. С первых дней жизни ребенка может возникать рвота на фоне сонливости или судорог. Рвота может быть упорной, а потому без специального лечения быстро наступает обезвоживание, затем — кома и смерть.

Лечение Начинается с устранения ацетонемического криза, симптомом которого и является рвота. Как правило, такое лечение возможно лишь в условиях стационара. В дальнейшем ребенку назначается специальная диета, состоящая из заменителя белка (казеинового гидролизата) из расчета 0,5 г на 1 кг массы тела в сутки. На сегодняшний день известно, что токсичными являются лейцин, изолейцин, валин, метионин. Но при этом обязательно проводят и другие исследования, так как данная форма заболевания часто сочетается с другими обменными нарушениями.

Содержание глицина в продуктах (в граммах на 100 г продукта): 1. Молоко женское — 0,042. 2. Молоко коровье — 0,03. 3. Кефир — 0,056. 4. Творог — 0,184. 5. Яйцо куриное — 0,37. 6. Мясо говяжье — 1,447. 7. Мясо куриное — 1,519. 8. Печень говяжья — 0,903. 9. Треска — 0,525. 10. Крупа рисовая — 0,630. 11. Крупа манная — 0,263. 12. Крупа гречневая — 0,796. 13. Крупа овсяная — 0,453. 14. Крупа пшенная — 0,220. 15. Крупа перловая — 0,308. 16. Горох — 0,480. 17. Мука пшеничная — 0,149. 18. Макаронные изделия — 0,215. 19. Хлеб ржаной — 0,217. 20. Хлеб пшеничный — 0,264. 21. Печенье — 0,172. 22. Картофель — 0,053. 23. Морковь — 0,041. 24. Капуста белокочанная — 0,048. 25. Помидоры — 0,029. 26. Апельсины — 0,020. 27. Лимоны — 0,016. 28. Сок яблочный — 0,018. 29. Сок апельсиновый — 0,018. 30. Сок лимонный — 0,013.



Таким образом, наши знания о молекулярно-генетических основах болезней человека касаются пока относительно небольшого их числа. В то же время в клинической генетике известны примеры, показывающие исключительное значение этих знаний для диагностики, раннего выявления, эффективного лечения и профилактики конкретных наследственных болезней. Современные достижения молекулярной генетики, а точнее «методическая революция» 70-х гг., сделали возможным выделение индивидуальных генов, химический анализ нуклеотидных последовательностей ДНК, функциональное изучение экспрессии генов и молекулярных механизмов ее регуляции. Все это создало предпосылки для формирования новых направлений прикладной молекулярной генетики – анатомии и патологической анатомии генома человека, имеющих непосредственное отношение к проблемам медицины. Наиболее последовательно эти направления развиваются в рамках проекта «Геном человека». Проект действует во многих странах, доказал свою жизнеспособность и эффективность. Он пролагает путь в биологию XXI века.

Груз наследственной патологии в современных популяциях человекаПонятие «генетического груза» популяций человека введено американским генетиком, лауреатом Нобелевской премии Г. Меллером. Впоследствии он со своими соотечественниками Н. Мортоном и Дж. Кроу обосновали подход к оценке относительного вклада в общий объем наследственной отягощенности процессов мутации (мутационного груза) и расщепления (сегрегационного груза), а так же предложили методический прием определения объема генетического груза у человека. Однако, разработанная ими концепция, оказавшая большое влияние на развитие популяционной генетики человека, не получила всеобщего признания, поскольку не всегда дает реалистические оценки генетического груза. Необходимо отметить, что методологии точного измерения его объема до сих пор нет. Но даже если современная наука не может измерить генетический груз, это не означает, что он не существует. В настоящее время накапливается информация о грузе наследственной патологии среди населения, основания на результатах генетико-эпидемиологических исследований и анализе медицинских данных лечебно-диагностических учреждений. Приведем некоторые литературные данные, обобщающие эту информацию.Среди лиц до 21 года у 10,6% выявляются врожденные дефекты. Часто такие дети и подростки рано умирают, другие нуждаются в специальной медицинской помощи и требуют больших затрат на их содержание и социальную реабилитацию. Ежегодно в мире рождаются 5 млн. детей с тяжелыми врожденными дефектами развития. Однако следует иметь в виду, что некоторые наследственные аномалии развития впервые проявляются в среднем, зрелом и даже пожилом возрасте.В основе моногенных (менделирующих) болезней лежат мутации отдельных генов (доминантные и рецессивные). Изменение структуры и числа хромосом приводят к хромосомным болезням. Однако во многих случаях врожденные дефекты человека возникают в результате одновременного появления комплекса разных мутаций. Это – уже упоминавшиеся мультифакториальные заболевания (МФЗ), или полигенные болезни. Мультифакториальным (полигенным) наследованием обусловлены многие врожденные пороки развития. К МФЗ относятся и такие широко распространенные заболевания, как сахарный диабет, гипертоническая болезнь, коронарная болезнь, бронхиальная астма и др. Они являются результатом сложного взаимодействия множества генетических и средовых факторов.Предполагается, что достаточно малое число главных генов может определять основной вклад в генетическую этиологию МФЗ. Совокупность всех других генов, против которых действуют главные гены, образует «генетический фон».Хорошо известно, что генетический фон может модифицировать экспрессию главных генов. Такая «игра природы и судьбы», взаимодействие и взаимообусловленность генетической конституции и окружающего мира становятся предметом пристального внимания исследователей. Понять правила этой игры – одна из важнейших задач экологической генетики.

Ю.П.Алтухов, обобщая литературные данные за 30 лет, заключает, что в европейском населении 15% человеческих эмбрионов погибают на ранних стадиях развития (спонтанные аборты), 3% составляют мертворожденные, 2% приходится на неонатальную смертность, 3% - на смертность до наступления репродуктивного возраста, 20% лиц не вступают в брак, 10% браков бесплодны. Таким образом, не менее 50% первичного генофонда не воспроизводится в следующем поколении. Генетическая компонента для всех этих явлений различна, но в среднем составляет 20-30%. Следует отметить, что генетическое консультирование (одна из основных форм профилактики наследственных болезней, наряду с дородовой диагностикой и биохимическим скринингом новорожденных), каким бы квалифицированным оно не было, не в состоянии устранить груз, а только перераспределяет его. Можно дать совет не жениться или не иметь детей, подобрать партнера, который бы обеспечил здоровое потомство, но в этих случаях общество по-прежнему сохраняет генетический груз.



Причины

Люди наследуют две копии каждого гена – по одному от каждого родителя. Гены содержат информацию о нашей генетической структуре, – например, такие физические характеристики, как цвет глаз или рост. Все гены, которые наследует человек, содержатся в 23 парах хромосом. Каждая хромосома содержит тысячи генов.

Считается, что каждый человек является носителем 8-10 генов, которые мутировали («изменились»). Некоторые генные изменения не оказывают существенного влияния, но другие изменения могут вызывать у людей болезнь. Как и нормальные гены, мутированные гены передаются от одного поколения к другому.

Гены необходимые для выработки фермента глюкоцереброзидазы переходят от родителя к ребенку. При болезни Гоше измененная глюкоцереброзидаза дефектна и поэтому не может нормально функционировать.

Лечение злокачественной формы симптоматическое. При доброкачественной форме в случае выраженной тромбоцитопении, подкожных кровоизлияний или значительного увеличения селезенки - резекция селезенки, спленэктомия, трансплантация костного мозга.



В клинической диагностике наследственных болезней принимают во внимание их общие характерные особенности: наличие сходных случаев заболевания в семье и среди отдаленных кровных родственников; рецидивирующее, хроническое, длительно неподдающееся лечению течение заболевания; наличие редко встречающихся специфических симптомов или их сочетание; поражение многих систем и органов; наличие более 5 врожденных морфогенетических вариантов, называемых также микроаномалиями развития, признаками дисэмбриогенеза, признаками дисплазии развития, стигмами, которые выходят за нормальные вариации строения органа, но в отличие от пороков развития не нарушают функцию органа; врожденный характер заболевания.

Если при таком обследовании точный диагноз не поставлен и остается подозрение на наследственное заболевание, то для диагностики используют специальные генетические методы.

Подробное клинико-генеалогическое обследование семьи позволяет иногда обнаружить закономерности наследования каких-то симптомов.

Цитогенетическое обследование. Показаниями к его проведению являются: подозрение на хромосомную болезнь; множественные врожденные пороки развития; несколько неблагополучных исходов беременности (спонтанные аборты, мертворождения, врожденные пороки развития у детей); нарушение репродуктивной функции; пренатальная диагностика.

Молекулярно-генетические методы позволяют диагностировать наследственную болезнь на уровне ДНК (гена). Все многочисленные варианты этих методов основываются на методах технологии рекомбинантной ДНК или генной инженерии.

Биохимические методы применяют при подозрении на наследственную болезнь обмена веществ. Они могут быть многоэтапными (“просеивающие программы”) или сразу строго направленными на определенную патологию. В биохимической диагностике используют все методы современной биохимии.

Иммуногенетическое обследование больного, его родственников позволяет выявить наследственные иммунодефициты, использовать данные для диагностики методом сцепления генов, оценить совместимость матери и плода, определить прогноз при болезнях с наследственным предрасположением.

Цитологические методы применяются в дифференциальной диагностике кожных болезней, болезней накопления (мукополисахаридозы, муколипидозы).

Метод сцепления генов рекомендуется в тех случаях, когда прямая диагностика невозможна. При этом решается вопрос, унаследовал ли пробанд мутантный ген, если в родословной имеется это заболевание. В основе метода лежит генетическая закономерность совместной передачи генов, локализованных в одной хромосоме (группе сцепления).

ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ НАСЛЕДСТВЕННЫХ БОЛЕЗНЕЙ. С учетом разнообразия типов мутаций, звеньев нарушенного обмена, вовлеченности органов и систем не может быть одинаковых методов лечения для разных форм наследственных болезней. В основе их лечения лежат применяемые и при других болезнях направления – симптоматическое, патогенетическое, этиологическое. Симптоматическое и патогенетическое направления предусматривают использование всех видов современного лечения: лекарственное, диетическое, хирургическое, рентгенорадиологическое, физиотерапевтическое. Полное выздоровление при наследственных болезнях пока невозможно, но лечение их – не такая безнадежная программа с терапевтической точки зрения, как это казалось раньше.

Симптоматическое лечение назначают практически при всех наследственных болезнях, а для многих форм оно является единственным. К тому же оно усиливает положительный эффект патогенетического лечения. Виды симптоматического лечения разнообразны – от лекарственных средств до хирургической коррекции.

Патогенетическое лечение направлено на коррекцию звеньев нарушенного обмена веществ. Если ген не функционирует, необходимо возместить его продукт; если ген производит аномальный белок и образуются токсичные продукты, следует удалить их и возместить основную функцию гена; если ген производит много продукта, то избыток его удаляют.

В клинической практике все шире применяются следующие формы патогенетической терапии: специфические ограничительные диеты, например при фенилкетонурии ограничивают поступление фенилаланина с пищей (ребенка переводят на искусственное вскармливание); при галактоземии исключают галактозу, при болезни Рефсума – фитановую кислоту; выведение патологических метаболитов из организма. Первичный гемохроматоз, например, лечат повторными кровопусканиями. Накопленные промежуточные продукты обмена можно удалять с помощью лекарств, диализа крови, гемо- и лимфосорбции; замещение недостающего продукта (антигемофильный глобулин при гемофилии А, тиреоидные гормоны при гипотиреозе, гидрокортизон при адреногенитальном синдроме); индукция ферментов (применение малых доз фенобарбитала при некоторых формах гипербилирубинемии); возмещение кофактора (при витаминзависимых состояниях); исключение лекарств, вызывающих патологический эффект у носителей мутантных генов (например, антималярийные или сульфаниламидные препараты при недостаточности фермента Г-6-ФДГ); пересадка органов и тканей.

Этиологическое лечение, направленное на возмещение гена или подавление его активности, называют генотерапией. Клонированный участок ДНК, являющийся геном или его активной частью, вместе с регуляторными участками встраивают в векторы и вводят в клетки. Перенос векторов или клонированных участков ДНК в клетки возможен путем прямой микроинъекции, электропорации, химически опосредованной трансфекции, с помощью вирусов. Такая процедура называется трансгенозом. Выключение действия функционирующего мутантного гена возможно через разные виды супрессии РНК.

Экспериментально обоснованы два вида генотерапии – с помощью трансгеноза зародышевых и соматических клеток.

Генно-инженерные подходы к лечению наследственных болезней на уровне зародышевых клеток основываются на введении заданного гена (участка ДНК) в оплодотворенную яйцеклетку. Такой трансгеноз успешно осуществлен на экспериментальных и сельскохозяйственных животных. Однако для человека этот подход еще недостаточно биоэтически обоснован, особенно с учетом отдаленных последствий. Поэтому эксперименты на человеческих яйцеклетках, зиготах или эмбрионах запрещены по социально-этическим соображениям.

Генно-инженерное лечение через трансгеноз соматических клеток. Перенос генов в соматические клетки может быть осуществлен ex vivo и in vivo. Взятые из организма клетки печени, костного мозга, лимфоциты могут быть подвергнуты трансгенозу необходимым генетическим материалом и возвращены в организм, где они компенсируют наследственный дефект. Такое лечение уже применено при комбинированном иммунодефиците, вызываемом мутацией в гене аденозиндезаминазы (лимфоциты), болезни Гоше (костный мозг), семейной гиперхолестеринемии (клетки печени).

Возможен также прямой трансгеноз, т.е. in vivo, когда вектор с заданной конструкцией гена направлен на клетки-мишени в организме.

Такой подход апробируется уже для лечения муковисцидоза. Аденовирусный вектор с геном трансмембранного регулятора ионов натрия (мутация в этом гене ведет к муковисцидозу) вводят через верхние дыхательные пути, где он проникает в эпителиальные клетки. Вырабатываемый введенным геном белок нормализует транспорт ионов натрия через эпителий слизистой оболочки.

Возможности генотерапии, по-видимому, выходят за пределы лечения только наследственных болезней. В настоящее время ведутся многочисленные исследования по разработке методов лечения злокачественных новообразований, вирусных инфекций, особенно СПИДа, с применением разных подходов генотерапии.

При разработке методов генотерапии и их применении обращают особое внимание на обеспечение безопасности, одновременно и для больного, и для окружающей среды, поскольку в лабораторных условиях создаются новые генетические “конструкции”, ранее не встречавшиеся в природе. Биологическая безопасность генотерапии регулируется соответствующими нормативными (законодательными) актами и биоэтическими комитетами на международном и национальных уровнях. Все виды генотерапии проходят строгую проверку на эффективность и безопасность, включая и те условия, которые применяют при испытании лекарств.

ПРОФИЛАКТИКА НАСЛЕДСТВЕННЫХ БОЛЕЗНЕЙ. Первичная профилактика наследственной патологии сводится к тому, чтобы не допустить зачатия или рождения больного ребенка. Вторичная профилактика предусматривает коррекцию проявления болезни после рождения (нормокопирование). Степень экспрессии патологического гена можно уменьшить путем изменения среды (диета, лекарства). Особенно эффективен такой подход при болезнях с наследственным предрасположением.

Существуют следующие направления профилактики наследственной патологии: 1) планирование семьи (первичная профилактика); 2) элиминация патологических эмбрионов и плодов (первичная профилактика); 3) управление пенетрантностью и экспрессивностью (вторичная профилактика); 4) охрана окружающей среды (первичная и вторичная профилактика).

Планирование семьи с генетической точки зрения осуществляется путем медико-генетического консультирования. Этот вид высокоспециализированной медицинской помощи фактически должен быть доступен каждой семье до рождения больного ребенка (проспективное консультирование) и, конечно, обязателен после рождения больного ребенка (ретроспективное консультирование). Наличие больных в родословной также является прямым показанием к медико-генетическому консультированию. Врач-генетик совместно со специалистами клинической диагностики, учитывая результаты лабораторных генетических исследований (цитогенетических, биохимических, иммунологических, молекулярно-генетических), уточняет генетическую ситуацию в семье и дает заключение о риске повторного рождения больного ребенка и необходимости пренатальной диагностики.

Риск, не превышающий 10%, относится к низким, при этом деторождение может не ограничиваться. Риск от 10 до 20% считается риском со средним значением. В этих случаях при планировании деторождения необходимо принимать во внимание тяжесть заболевания и продолжительность жизни ребенка. Чем тяжелее заболевание и чем больше продолжительность жизни больного ребенка, тем больше ограничений для повторного деторождения.

При высоком риске иметь больного ребенка (20% и выше) рекомендуется воздерживаться от дальнейшего деторождения. Таким образом, все унаследованные (не спорадические) случаи рождения ребенка с доминантным и рецессивным заболеванием относятся к высокому риску повторного рождения больного ребенка.

Решение о зачатии, пренатальной диагностике или деторождении, естественно, принимает семья, а не врач-генетик. Задача врача-генетика – определить риск рождения больного ребенка и разъяснить семье суть рекомендаций, которые не должны быть директивными, и помочь принять решение.

Показаниями к медико-генетическому консультированию являются: подозрение на наследственную или врожденную патологию (диагностика или дифференцированная диагностика); наличие наследственной болезни у пациента (прогноз течения заболевания); изменения репродуктивной функции у женщин и мужчин (бесплодие, первичные нарушения овариального цикла, аномалии развития половых органов, повторные самопроизвольные выкидыши, мертворождения); рождение ребенка с врожденным пороком развития или наследственным заболеванием (прогнозирование наследственной патологии у будущих детей); наличие в семье наследственного заболевания (прогнозирование болезни у здоровых родственников или будущих детей); возраст супругов (женщины после 35 лет, мужчины после 45 лет) при планировании деторождения; кровнородственный брак (до троюродных братьев и сестер); химические и радиационные мутагенные воздействия.

Медико-генетические консультации в России проводятся в медико-генетических консультациях, организованных, как правило, в областных и городских больницах. Такие консультации имеются и при вузовских клиниках, а также при научно-исследовательских институтах. Помимо врачей-генетиков и среднего медицинского персонала, в штат кабинета входят лаборанты-генетики, осуществляющие цитогенетическую и биохимическую диагностику наследственных болезней.

Элиминация патологических эмбрионов и плодов (прерывание беременности) проводится после пренатальной диагностики, которая является в настоящее время наиболее распространенным методом первичной профилактики. Пренатальную диагностику проводят после медико-генетического консультирования. Методы пренатальной диагностики делят на неинвазивные и инвазивные.

К неинвазивным методам относится ультразвуковое исследование. Задержка развития эмбриона и плода возможна при наследственной патологии, обнаружить которую можно с 8-10-й недели беременности. На 18-24-й неделе беременности ультразвуковое исследование выявляет многие врожденные и наследственные пороки развития – редукцию конечностей, анэнцефалию, спинномозговую грыжу.

К неинвазивным методам относится также исследование альфа-фетопротеина, хорионического гонадотропина, неконъюгированного эстриола в сыворотке беременной. При наличии у плода спинномозговой грыжи, анэнцефалии или синдрома Дауна концентрация этих веществ изменяется (одних – повышается, других – понижается). Эти методы являются ориентировочными, иногда их называют просеивающими (скрининговыми).

Инвазивные методы позволяют диагностировать болезнь точно. Суть их сводится к взятию клеток (или тканей) плода для цитогенетического, биохимического, молекулярно-генетического, морфологического исследования, с помощью которых диагностируются все хромосомные болезни и около 400 генных болезней.

Клетки (или ткани) плода берут различными способами и в разные сроки беременности: биопсия (или аспирация) хориона или плаценты – 7-11-я неделя; амниоцентез и забор амниотической жидкости с клетками – 15-16-я неделя; кордоцентез и забор крови плода – 18-22-я неделя; биопсия кожи, мышц – 16-22-я неделя.

Успехи молекулярной генетики позволили начать разработку методов преимплантационной диагностики. От оплодотворенной in vitro яйцеклетки на ранних стадиях дробления (8-18 клеток) отделяют 1-2 клетки, по которым можно поставить диагноз.

Показаниями к пренатальной диагностике являются: возраст женщины старше 35 лет, мужчины старше 45 лет; рождение ребенка с хромосомной или генной болезнью; наличие сбалансированной транслокации у кого-либо из родителей; гетерозиготность обоих родителей по генным болезням.

Пренатальная диагностика в России осуществляется лишь в нескольких крупных городах (Москва, Санкт-Петербург, Томск, Воронеж).

Управление пенетрантностью и экспрессивностью основывается на знании патогенеза заболевания и применении методов так называемого профилактического лечения. Суть такого управления сводится к доклиническому выявлению пациентов и профилактическому их лечению.

Просеивающие (скринирующие) программы выявления наследственной патологии у новорожденных применяют в настоящее время для диагностики фенилкетонурии, гипотиреоза и адреногенитального синдрома. В некоторых странах диагностируется также галактоземия. При фенилкетонурии и галактоземии ребенка переводят соответственно на бесфенилаланиновую или безгалактозную диету. При гипотиреозе или адреногенитальном синдроме назначают замещающую гормональную терапию.

Разрабатываются методы преконцепционной профилактики. Соответствующая подготовка организма матери (например, витаминизация) до зачатия и в ранние сроки беременности уменьшает вероятность рождения ребенка с врожденным пороком развития.

Доклиническое обнаружение носителей “молчащих” аллелей, проявляющих свое патологическое действие только под влиянием определенного фактора, дает возможность предупреждать патологию путем исключения “разрешающих” факторов (чаще всего лекарств).

Охрана окружающей среды способствует как первичной, так и вторичной профилактике. Исключение мутагенов (часто они являются и канцерогенами, и тератогенами) из среды обитания человека уменьшит мутационный процесс, а следовательно, и частоту наследственной патологии за счет новых случаев. Разработаны методы проверки факторов окружающей среды на мутагенность. Их применение должно быть обязательным для лекарств, пищевых добавок, пестицидов и других химических средств, широко используемых в системе гигиенической регламентации факторов окружающей среды.



По количеству вовлеченных локусов наследственные болезни могут быть моно- и полигенными. Последние, как правило, – болезни с наследственным предрасположением.

Нозологизация генных заболеваний основывается на мутационном признаке. Разные мутации в одном и том же локусе могут обусловливать различные клинические формы. Например, такие клинически не сходные формы, как миопатия Дюшенна (миопатия псевдогипертрофическая) и Беккера (миопатия Х-хромосомная псевдогипертрофическая доброкачественная), обусловлены мутациями различной протяженности в одном гене, отвечающем за синтез белка дистрофина.

Моногенные болезни наследуются в полном соответствии с законами Менделя. В зависимости от типов наследования выделяют разные группы генных болезней: аутосомно-доминантные; аутосомно-рецессивные; Х-сцепленные (доминантные и рецессивные); Y-сцепленные; митохондриальные. При этом необходимо помнить, что доминантность и рецессивность являются чертами фенотипа, а не генотипа.

Успехи молекулярной генетики человека привели к открытию еще одной группы болезней, не укладывающейся в классические типы по характеру наследования. Несмотря на их генную природу, их передача из поколения в поколение не соответствует законам Менделя. Эта группа названа болезнями с экспансией тринуклеотидных повторов.

Болезни с аутосомно-доминантным типом наследования характеризуются тем, что для их развития достаточно унаследовать мутантный аллель от одного родителя. Для большинства болезней этого типа характерны такие патологические состояния, которые не наносят серьезного ущерба здоровью человека и в большинстве случаев не влияют на его способность иметь потомство. Родословные таких лиц, особенно описанные в прошлом, когда в браках было много детей, дали возможность установить наиболее типичные черты аутосомно-доминантных форм наследственной патологии.

1. Болезнь встречается в каждом поколении родословной, что называют передачей болезни по вертикали.

2. Соотношение больных и здоровых приближается к 1:1.

3. У здоровых детей, родившихся от больных родителей, все дети здоровы.

4. Соотношение больных мальчиков и девочек равное.

5. Больные мужчины и женщины одинаково передают болезнь мальчикам и девочкам.

6. Чем тяжелее болезнь отражается на репродукции, тем больше пропорция спорадических случаев (“новые мутации”).

7. Гомозиготы, у которых болезнь протекает обычно тяжелее, чем у гетерозигот, могут рождаться у двух больных родителей.

Доминантно наследуемые состояния характеризуются полиморфизмом клинических проявлений не только в разных семьях, но и между членами одной семьи. Например, при нейрофиброматозе у одних больных в семье могут быть множественные нейрофибромы, а у других – лишь единичные кожные проявления. Особенностью ряда доминантных болезней является высокая вариабельность сроков их возникновения даже в пределах одной семьи. Наглядным примером служит хорея Гентингтона. Возрастные проявления первых ее признаков характеризуются нормальным распределением с наибольшей проявляемостью примерно к 40 годам.

При тяжелых состояниях, когда у больных снижена возможность иметь потомство, родословные не типичны, так же как и в тех случаях, когда мутация возникает впервые в зародышевых клетках (спорадические случаи).

Наиболее часто встречаются следующие генные заболевания с аутосомно-доминантным типом наследования: болезнь Реклингхаузена (нейрофиброматоз), синдромы Марфана, Элерса-Данло (несовершенный десмогенез), ахондроплазия, несовершенный остеогенез, миотоническая дистрофия.

Болезни с аутосомно-рецессивным типом наследования проявляются у лиц только в гомозиготном состоянии. Гетерозиготы фенотипически (клинически) не отличаются от здоровых лиц с двумя нормальными аллелями.

Для редких аутосомно-рецессивных заболеваний характерны следующие признаки:

1) родители обычно здоровы;

2) чем больше детей в семье, тем чаще встречается более одного больного ребенка;

3) чем реже встречается мутантный ген в популяции, тем чаще родители больного ребенка являются кровными родственниками;

4) если больны оба супруга, то все дети будут больными;

5) в браке больного со здоровым рождаются здоровые дети (если здоровый не гетерозиготен);

6) в браке больного с носителем мутантного аллеля рождается половина больных детей, что имитирует доминантное наследование (псевдодоминирование);

7) оба пола поражаются одинаково часто.

Браки, в которых оба родителя гетерозиготны, наиболее часты. Сегрегация потомства соответствует менделевскому соотношению – 1 (здоровый): 2 (гетерозиготы): 1 (больной). Риск появления больного ребенка в таком браке составляет 25%. Малодетность современных семей затрудняет установление рецессивного характера заболевания, но его можно объяснить двумя обстоятельствами:

1) рождение ребенка в кровнородственном браке и 2) выявление биохимического дефекта у обоих родителей, если при заболевании известен первичный биохимический дефект.

Браки, в которых оба родителя гомозиготны, очень редки. Естественно, что все дети в этих семьях будут гомозиготами, т.е. больными. В тех семьях, где у больных родителей, например альбиносов, рождались здоровые дети, это несоответствие объяснялось мутациями в разных генах. Такие дети являются двойными гетерозиготами.

Браки гетерозигот (здоровые) с гомозиготами (больные) встречаются в основном среди кровнородственных браков.

Наиболее типичные формы заболеваний с аутосомно-рецессивным типом наследования – муковисцидоз, фенилкетонурия, галактоземия, гепатоцеребральная дистрофия (болезнь Вильсона-Коновалова), адреногенитальный синдром, тапето-ретинальные дегенерации, мукополисахаридозы (не все типы).

Болезни с Х-сцепленным доминантным типом наследования. Особенности наследования этих болезней обусловлены тем, что у женщин имеются 2 Х-хромосомы, а у мужчин – 1. Следовательно, женщина, унаследовав от одного из родителей патологический аллель, является гетерозиготной, а мужчина – гемизиготным. При этом типе наследования основные характеристики родословных следующие:

1) поражаются и мужчины и женщины, но больных женщин в 2 раза больше, чем мужчин;

2) больные женщины в среднем передают патологический аллель половине сыновей и половине дочерей;

3) больной мужчина передает патологический аллель всем дочерям и не передает сыновьям, поскольку они получают от отца Y-хромосому;

4) в среднем женщины болеют легче (они гетерозиготны), чем мужчины (они гемизиготны). Болезнь более вариабельна у гетерозиготных женщин.

По Х-сцепленному доминантному типу наследуются витамин-D-резистентный рахит (наследственная гипофосфатемия). Если формы болезни тяжелые и летальные в гемизиготном состоянии (недержание пигмента, рото-лице-пальцевый синдром, фокальная кожная гипоплазия), то все мальчики погибают. Больными бывают только девочки.

Болезни с Х-сцепленным рецессивным типом наследования встречаются редко. При этом женщины практически всегда гетерозиготны, т.е. фенотипически нормальны (здоровы) и являются носителями. Больными бывают только мужчины. Характерные особенности болезней этого типа различны в зависимости от нарушения репродукции.

При нарушении репродукции (мышечная дистрофия Дюшенна, синдром тестикулярной феминизации) в родословных выявляются следующие признаки:

1) больными бывают только мальчики;

2) около 2/3 больных происходят от матерей-носителей, 1/3– за счет новых мутаций в Х-хромосоме матери;

3) в унаследованных случаях у больных мальчиков могут быть больные братья и дяди по матери. Новые мутации являются спорадическими или изолированными случаями; сестры больных братьев в унаследованных случаях имеют 50% шансы быть тоже носителями патологического аллеля;

4) такие сестры-носители передают ген половине сыновей (они больные) и половине дочерей (они носители);

5) здоровые мужчины не передают болезни.

В отсутствие нарушений репродукции (гемофилия А и В, недостаточность Г-6-ФДГ) характерны следующие особенности родословной:

1) доля унаследованных случаев выше, чем 2/3;

2) больные мужчины передают патологический аллель всем своим дочерям и никому из сыновей;

3) все фенотипически нормальные дочери больных мужчин являются носителями;

4) в браке женщины-носителя с больным мужчиной половина дочерей – больные, половина носители, половина сыновей – больные, половина – здоровые;

5) иногда гетерозиготные женщины могут быть больными в связи со случайной гетерохроматинизацией хромосомы с нормальным аллелем во всех или почти во всех клетках.

К Х-сцепленным рецессивным болезням относятся гемофилия, мышечная дистрофия Дюшенна, синдром Гунтера (мукополисахаридоз II типа), синдром Леша-Найхана (гиперурикемия).

Y-сцепленный тип наследования. Длительное время полагали, что Y-хромосома содержит только гетерохромативные участки (без генов). Новейшие исследования позволили обнаружить и локализовать ряд генов в Y-хромосоме, ген, детерминирующий развитие семенников, отвечающий за сперматогенез (фактор азооспермии), контролирующий интенсивность роста тела, конечностей и зубов. Оволосение ушной раковины контролируется геном, расположенным в Y-хромосоме. На этом признаке можно видеть характерные черты Y-сцепленного типа передачи. Признак передается всем мальчикам. Естественно, что патологические мутации, затрагивающие формирование семенников или сперматогенез, не могут наследоваться, потому что эти индивиды стерильны.

Митохондриальная наследственность. Каждая митохондрия имеет кольцевую хромосому. В ней 16 569 пар оснований. Описаны мутации различных генов митохондрий. Генные мутации в митохондриальной ДНК обнаружены при атрофии зрительного нерва (атрофия Лебера), митохондриальных миопатиях, прогрессирующих офтальмоплегиях.

Митохондрии передаются с цитоплазмой овоцитов. Спермии не имеют митохондрий, поскольку цитоплазма элиминируется при созревании мужских половых клеток.

Для митохондриальной наследственности характерны следующие признаки:

1) болезнь передается только от матери;

2) больны и девочки, и мальчики;

3) больные отцы не передают болезни ни дочерям, ни сыновьям.

Болезни с экспансией тринуклеотидных повторов.

В некоторых генах в норме наблюдается варьирующее число тринуклеотидных повторов. Эта особенность строения гена не ведет к изменению функции гена и постоянна в своей локализации. Размах вариаций у разных людей по таким повторам, в том числе у родственников, может быть большим (от единичных до десятков). Однако увеличение числа повторов выше определенной величины ведет к нарушению функции гена, т.е. нарушению синтеза первичного продукта. Суть мутации в таких случаях сводится к экспансии (увеличению числа) тринуклеотидных повторов. Это происходит в мейозе у одного из родителей, но непостоянно, чем и обусловлен неменделевский характер наследования. Причины такой экспансии не ясны.

В качестве примера этой группы генных болезней приведем описание этиологии синдрома Мартина-Белл. Другое название синдрома – умственная отсталость с ломкой Х-хромосомой. В 5′-нетранслируемой области гена (он обозначается FMR-1) обнаружена нестабильность числа тринуклеотидных повторов CGG. В норме число повторов варьирует от 6 до 42. Если оно равно 50-200, то это премутация. В тех случаях, когда число повторов превышает 200 (иногда их число увеличивается до 2000), то развивается болезнь. При этом выявлена закономерность: чем больше повторов, тем тяжелее заболевание. Ген этой болезни локализован в Х-хромосоме. Болезнь может развиваться и у мальчиков, и у девочек, но у последних в 2-3 раза реже и мягче по течению. Нарастанием экспансии из поколения в поколение объясняется феномен антиципации, т.е. усиление клинического проявления болезни в последующих поколениях.

Известно уже 10 наследственных болезней, обусловленных экспансией тринуклеотидных повторов (миотоническая дистрофия, хорея Гентингтона, спинно-мозжечковые атаксии и др.).

Генетическая гетерогенность. Сходство клинической картины генных заболеваний еще не свидетельствует об их этиологической однородности. Они могут быть обусловлены мутациями в разных локусах. Эта характеристика генных болезней называется генетической гетерогенностью. Примерами таких болезней могут служить синдромы Элерса-Данло, мукополисахаридозы, несфероцитарные гемолитические анемии. Генетическая гетерогенность, т.е. наличие отдельных нозологических форм в группе клинически сходных заболеваний, может быть распознана с учетом следующих различий: 1) фенотипических (подробное сравнение клинической картины), 2) биохимических (разные нарушения обмена веществ), 3) генетических (разные типы наследования и группы сцепления), 4) физиологических.

Клинический полиморфизм генных болезней. Одни и те же формы генных болезней характеризуются клиническим полиморфизмом не только межсемейным, но и внутрисемейным, когда в одинаковом характере мутаций не приходится сомневаться. Такие вариации обусловлены частично различиями в среде, в которой развивается индивид, в том числе внутриутробно, а частично различиями геномов индивидов. Геном каждого человека высокоуникален. Разная генотипическая среда создает различные условия для проявления действия мутантного аллеля за счет взаимодействия генов, особенно действия генов-модификаторов.

О клиническом полиморфизме генных болезней свидетельствуют разное время начала заболевания, тяжесть и многообразие симптомов, степень прогредиентности, сроки летального исхода.

ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ – большая группа клинически различных патологических состояний, этиологическим фактором которых являются хромосомные или геномные мутации. Хромосомный набор у человека состоит из 22 пар аутосом и пары половых хромосом. Женщины имеют две хромосомы X (XX), а мужчины – одну хромосому X и одну Y (XY). Таким образом, нормальный мужской кариотип 46 XY, а женский 46 XX. Подходящими клетками для определения кариотипа являются культивированные лимфоциты и фибробласты кожи, клетки костного мозга. При окрашивании раствором Романовского-Гимзы можно изучать хромосомы, их количество, характерные полоски, место центромеры, разделяющие хромосому на два плеча (короткое и длинное), по длине которых аутосомы разделяют на 7 групп, обозначаемых буквами от А до G: А (1-3), В (4-5), С (6-12), D (13-15), Е (16-18), F (19-20), G (21-22).

Типы хромосомных болезней. В основу классификации хромосомных болезней положены три условия: 1) тип геномной или хромосомной мутации; 2) индивидуальность измененной или добавочной хромосомы; 3) возникновение мутации в зародышевых клетках (полные формы) или на ранних стадиях эмбрионального развития (мозаичные формы). Для каждой хромосомной болезни устанавливают: 1) какая генетическая структура определяет патологию (хромосома и ее сегмент); 2) в чем состоит генетическое нарушение (недостаток или избыток хромосомного материала); 3) все ли клетки содержат аномальный хромосомный набор.

Дифференциальную диагностику хромосомных болезней по клинической картине проводят только для определения показания к направлению пациента на цитогенетическое обследование.

Численные нарушения, или геномные мутации, могут затрагивать плоидность хромосомных наборов, например триплоидия (69 хромосом) или отклонения в числе хромосом от диплоидного (анеуплоидия) в сторону уменьшения (моносомия, или 45 хромосом), а также увеличения (трисомия, или 47 хромосом). Геномные мутации являются этиологической основой большинства хромосомных болезней.

Триплоидия (полная и мозаичная форма, когда обнаруживаются клетки с различными хромосомными наборами) – это единственная форма нарушения плоидности, совместимая с живорождением. Случаи тетраплоидии крайне редки, и говорить о синдроме тетраплоидии у человека нельзя.

Полные моносомии у живорожденных наблюдаются только по Х-хромосоме (45 X). Это синдром Шершевского-Тернера (см. Болезни эндокринной системы). Зародыши с полной моносомией по аутосомам элиминируются на ранних стадиях эмбрионального развития. Мозаичные формы моносомии с существенной долей нормальных клеток описаны только по хромосомам 21 и 22.

Полные трисомии встречаются у живорожденных по нескольким хромосомам: 8, 9, 13 (синдром Патау, или трисомия D), 14, 15, 18 (синдром Эдвардса), 21 (синдром Дауна), 22 и X или Y (трипло-Х, или синдром Клайнфелтера). Полисемии (свыше трех) встречаются только по половым хромосомам в разных комбинациях числа Х- и Y-хромосом. Жизнеспособные индивиды встречаются при 5 половых хромосомах.

По всем перечисленным формам трисомии могут быть и мозаичные формы.

Структурные перестройки хромосом (хромосомные мутации), какого бы они вида ни были, приводят в конечном счете к недостатку части материала по данной хромосоме (частичная моносомия) или его избытку (частичная трисомия). Известно большое количество синдромов частичных трисомии и моносомии.

Многие структурные перестройки являются летальными на разных стадиях внутриутробного развития. Среди спонтанно абортированных эмбрионов и плодов обнаружено в целом свыше 40% хромосомных аномалий, большая часть которых не встречается среди новорожденных.

Большинство хромосомных болезней относятся к заново возникающим (95%) в зародышевых клетках одного из здоровых родителей. Такие случаи называются спорадическими. Небольшая часть хромосомных болезней относится к группе унаследованных, когда родители имеют сбалансированные транслокации, но в результате кроссинговера у них образуются несбалансированные гаметы.

Корреляция изменений фенотипа и кариотипа. Нарушение хромосомного баланса неизбежно приводит к нарушению развития организма. В целом можно сформулировать следующие выводы по корреляции фенотипа и кариотипа: 1) трисомии и моносомии по целым хромосомам переносятся тяжелее, чем частичные; 2) мозаичные формы хромосомных болезней протекают легче, чем полные (гаметного происхождения); 3) у живорожденных дисбаланс по крупным хромосомам встречается значительно реже, чем по мелким; 4) недостаток хромосомного материала вызывает более серьезные нарушения развития, чем его избыток (моносомии по аутосомам не обнаружено); 5) полные трисомии по аутосомам наблюдаются только по богатым гетерохроматином хромосомам; 6) аномалии по половым хромосомам ведут к меньшим нарушениям развития, чем по аутосомам.

Множественные врожденные пороки развития – главное проявление хромосомных болезней – формируются в раннем эмбриогенезе на основе нарушенного гисто- и органогенеза. Для них характерна множественность пороков развития ряда систем и органов, что создает некоторую общность клинической картины при различных хромосомных болезнях: задержка физического и психического развития, черепно-лицевые дисморфии, пороки сердца, мочеполовой системы, нервной системы. Разные формы хромосомных болезней различаются главным образом по сочетаемости врожденных пороков, а не по отдельным специфическим порокам.

Причины хромосомных и геномных мутаций. В основе хромосомных мутаций лежат повреждение первичной структуры хромосом и последующая их перестройка в пределах одной (делеции, инверсии) или двух (транслокации) хромосом, восстанавливающая непрерывность хромосом.

Анеуплоидии возникают за счет нерасхождения хромосом или отставания их в анафазе. Полиплоидии обусловлены либо оплодотворением яйцеклетки двумя спермиями, либо неразделением цитоплазмы после редупликации диплоидного хромосомного набора.

Хромосомные и геномные мутации возникают спонтанно (без выявленных воздействий), под влиянием химических факторов, ионизирующей радиации. В происхождении трисомии существенное значение имеет возраст женщины. После 35 лет (для женщин) резко повышается вероятность рождения ребенка с трисомией. В меньшей степени и позже (после 45 лет) эта закономерность проявляется у мужчин. Для нерасхождения хромосом, по-видимому, существует наследственное предрасположение. Риск повторного рождения ребенка с хромосомной болезнью в 5-10 раз выше, чем в общей популяции.

БОЛЕЗНИ С НАСЛЕДСТВЕННЫМ ПРЕДРАСПОЛОЖЕНИЕМразвиваются у лиц с соответствующим сочетанием “предрасполагающих” наследственных и “проявляющих” внешних факторов. Этот тип наследования называют также многофакторным. Наследственное предрасположение к болезням обусловлено широким генетическим полиморфизмом человека и может иметь моногенный или полигенный характер.

Моногенные формы наследственного предрасположения – своеобразная форма генных болезней, проявляющихся только у тех индивидов, которые подвергаются действию специфического внешнего фактора. Генетические закономерности моногенных форм с наследственным предрасположением (передача из поколения в поколение, популяционная распространенность) полностью соответствует законам Менделя. Проявляющими факторами “молчащих” мутантных аллелей могут быть лекарства, пищевые вещества, загрязнения воздуха, биологические агенты. В целом это направление называется экологической генетикой, а применительно к лекарствам – фармакогенетикой.

Полигенные болезни с наследственным предрасположением составляют большую часть хронических неинфекционных болезней, разнообразную по нозологическим формам. В качестве примера приведены следующие основные формы.

1. Сердечно-сосудистая система – гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, атеросклероз, ревматизм.

2. Органы пищеварения – язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, желчнокаменная болезнь.

3. Нарушения обмена веществ и эндокринные болезни – подагра, сахарный диабет.

4. Пороки развития – анэнцефалия, спинномозговая грыжа, врожденный вывих бедра, врожденные пороки сердца.

5. Кожа – псориаз, экзема, нейродермиты.

6. Скелет – сколиозы, анкилозирующий спондилит.

Для полигенных болезней с наследственным предрасположением характерны следующие особенности.

1. Чем реже встречается болезнь в популяции, тем выше риск для родственников больного заболеть этой же формой.

2. Чем сильнее выражена болезнь у пробанда, тем выше риск развития болезни для его родственников.

3. Риск развития болезни для родственников пробанда будет выше при наличии в семье другого больного.

4. При различной частоте болезни по полу риск для родственников будет выше, если пробанд относится к менее поражаемому полу.

Прогнозирование риска развития болезни в семье может основываться на многофакторных моделях с аддитивным или пороговым действием генов. Однако в практике для этих целей используют таблицы эмпирического риска.

ГЕНЕТИЧЕСКИЕ СОМАТИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИкак отдельную группу стали выделять совсем недавно. Многочисленными исследованиями доказано, что мутационные изменения в соматических клетках (генные, хромосомные и геномные) могут вызывать злокачественный рост, являться важным звеном в патогенезе лучевой болезни, приводить к старению.

НЕСОВМЕСТИМОСТЬ МАТЕРИ И ПЛОДА ПО АНТИГЕНАМ.Данная форма в наследственной патологии хорошо известна на примере несовместимости матери и плода по резус-антигену, антигенам группы АВ0. Суть ее в том, что женщина является гомозиготной по “отсутствию” антигена, а ее плод унаследовал аллель “присутствия” антигена от отца. При прохождении клеток плода в материнское русло несвойственный матери антиген вызывает иммунную реакцию отторжения.



Причины Нарушение превращения глицина в серин из-за недостаточной функции ферментов печени является причиной заболевания. В моче такого ребенка обнаруживается высокое содержание глицина, а также оксалатов и кетоновых тел.

Симптомы Проявления заболевания непосредственно зависят от количества побочных продуктов (кетоновых тел) обмена глицина. С первых дней жизни ребенка может возникать рвота на фоне сонливости или судорог. Рвота может быть упорной, а потому без специального лечения быстро наступает обезвоживание, затем — кома и смерть.

Лечение Начинается с устранения ацетонемического криза, симптомом которого и является рвота. Как правило, такое лечение возможно лишь в условиях стационара. В дальнейшем ребенку назначается специальная диета, состоящая из заменителя белка (казеинового гидролизата) из расчета 0,5 г на 1 кг массы тела в сутки. На сегодняшний день известно, что токсичными являются лейцин, изолейцин, валин, метионин. Но при этом обязательно проводят и другие исследования, так как данная форма заболевания часто сочетается с другими обменными нарушениями.

Содержание глицина в продуктах (в граммах на 100 г продукта): 1. Молоко женское — 0,042. 2. Молоко коровье — 0,03. 3. Кефир — 0,056. 4. Творог — 0,184. 5. Яйцо куриное — 0,37. 6. Мясо говяжье — 1,447. 7. Мясо куриное — 1,519. 8. Печень говяжья — 0,903. 9. Треска — 0,525. 10. Крупа рисовая — 0,630. 11. Крупа манная — 0,263. 12. Крупа гречневая — 0,796. 13. Крупа овсяная — 0,453. 14. Крупа пшенная — 0,220. 15. Крупа перловая — 0,308. 16. Горох — 0,480. 17. Мука пшеничная — 0,149. 18. Макаронные изделия — 0,215. 19. Хлеб ржаной — 0,217. 20. Хлеб пшеничный — 0,264. 21. Печенье — 0,172. 22. Картофель — 0,053. 23. Морковь — 0,041. 24. Капуста белокочанная — 0,048. 25. Помидоры — 0,029. 26. Апельсины — 0,020. 27. Лимоны — 0,016. 28. Сок яблочный — 0,018. 29. Сок апельсиновый — 0,018. 30. Сок лимонный — 0,013.

Статья подготовлена специально для сайта http://mywomanhealth.ru/


По количеству вовлеченных локусов наследственные болезни могут быть моно- и полигенными. Последние, как правило, – болезни с наследственным предрасположением.

Нозологизация генных заболеваний основывается на мутационном признаке. Разные мутации в одном и том же локусе могут обусловливать различные клинические формы. Например, такие клинически не сходные формы, как миопатия Дюшенна (миопатия псевдогипертрофическая) и Беккера (миопатия Х-хромосомная псевдогипертрофическая доброкачественная), обусловлены мутациями различной протяженности в одном гене, отвечающем за синтез белка дистрофина.

Моногенные болезни наследуются в полном соответствии с законами Менделя. В зависимости от типов наследования выделяют разные группы генных болезней: аутосомно-доминантные; аутосомно-рецессивные; Х-сцепленные (доминантные и рецессивные); Y-сцепленные; митохондриальные. При этом необходимо помнить, что доминантность и рецессивность являются чертами фенотипа, а не генотипа.

Успехи молекулярной генетики человека привели к открытию еще одной группы болезней, не укладывающейся в классические типы по характеру наследования. Несмотря на их генную природу, их передача из поколения в поколение не соответствует законам Менделя. Эта группа названа болезнями с экспансией тринуклеотидных повторов.

Болезни с аутосомно-доминантным типом наследования характеризуются тем, что для их развития достаточно унаследовать мутантный аллель от одного родителя. Для большинства болезней этого типа характерны такие патологические состояния, которые не наносят серьезного ущерба здоровью человека и в большинстве случаев не влияют на его способность иметь потомство. Родословные таких лиц, особенно описанные в прошлом, когда в браках было много детей, дали возможность установить наиболее типичные черты аутосомно-доминантных форм наследственной патологии.

1. Болезнь встречается в каждом поколении родословной, что называют передачей болезни по вертикали.

2. Соотношение больных и здоровых приближается к 1:1.

3. У здоровых детей, родившихся от больных родителей, все дети здоровы.

4. Соотношение больных мальчиков и девочек равное.

5. Больные мужчины и женщины одинаково передают болезнь мальчикам и девочкам.

6. Чем тяжелее болезнь отражается на репродукции, тем больше пропорция спорадических случаев (“новые мутации”).

7. Гомозиготы, у которых болезнь протекает обычно тяжелее, чем у гетерозигот, могут рождаться у двух больных родителей.

Доминантно наследуемые состояния характеризуются полиморфизмом клинических проявлений не только в разных семьях, но и между членами одной семьи. Например, при нейрофиброматозе у одних больных в семье могут быть множественные нейрофибромы, а у других – лишь единичные кожные проявления. Особенностью ряда доминантных болезней является высокая вариабельность сроков их возникновения даже в пределах одной семьи. Наглядным примером служит хорея Гентингтона. Возрастные проявления первых ее признаков характеризуются нормальным распределением с наибольшей проявляемостью примерно к 40 годам.

При тяжелых состояниях, когда у больных снижена возможность иметь потомство, родословные не типичны, так же как и в тех случаях, когда мутация возникает впервые в зародышевых клетках (спорадические случаи).

Наиболее часто встречаются следующие генные заболевания с аутосомно-доминантным типом наследования: болезнь Реклингхаузена (нейрофиброматоз), синдромы Марфана, Элерса-Данло (несовершенный десмогенез), ахондроплазия, несовершенный остеогенез, миотоническая дистрофия.

Болезни с аутосомно-рецессивным типом наследования проявляются у лиц только в гомозиготном состоянии. Гетерозиготы фенотипически (клинически) не отличаются от здоровых лиц с двумя нормальными аллелями.

Для редких аутосомно-рецессивных заболеваний характерны следующие признаки:

1) родители обычно здоровы;

2) чем больше детей в семье, тем чаще встречается более одного больного ребенка;

3) чем реже встречается мутантный ген в популяции, тем чаще родители больного ребенка являются кровными родственниками;

4) если больны оба супруга, то все дети будут больными;

5) в браке больного со здоровым рождаются здоровые дети (если здоровый не гетерозиготен);

6) в браке больного с носителем мутантного аллеля рождается половина больных детей, что имитирует доминантное наследование (псевдодоминирование);

7) оба пола поражаются одинаково часто.

Браки, в которых оба родителя гетерозиготны, наиболее часты. Сегрегация потомства соответствует менделевскому соотношению – 1 (здоровый): 2 (гетерозиготы): 1 (больной). Риск появления больного ребенка в таком браке составляет 25%. Малодетность современных семей затрудняет установление рецессивного характера заболевания, но его можно объяснить двумя обстоятельствами:

1) рождение ребенка в кровнородственном браке и 2) выявление биохимического дефекта у обоих родителей, если при заболевании известен первичный биохимический дефект.

Браки, в которых оба родителя гомозиготны, очень редки. Естественно, что все дети в этих семьях будут гомозиготами, т.е. больными. В тех семьях, где у больных родителей, например альбиносов, рождались здоровые дети, это несоответствие объяснялось мутациями в разных генах. Такие дети являются двойными гетерозиготами.

Браки гетерозигот (здоровые) с гомозиготами (больные) встречаются в основном среди кровнородственных браков.

Наиболее типичные формы заболеваний с аутосомно-рецессивным типом наследования – муковисцидоз, фенилкетонурия, галактоземия, гепатоцеребральная дистрофия (болезнь Вильсона-Коновалова), адреногенитальный синдром, тапето-ретинальные дегенерации, мукополисахаридозы (не все типы).

Болезни с Х-сцепленным доминантным типом наследования. Особенности наследования этих болезней обусловлены тем, что у женщин имеются 2 Х-хромосомы, а у мужчин – 1. Следовательно, женщина, унаследовав от одного из родителей патологический аллель, является гетерозиготной, а мужчина – гемизиготным. При этом типе наследования основные характеристики родословных следующие:

1) поражаются и мужчины и женщины, но больных женщин в 2 раза больше, чем мужчин;

2) больные женщины в среднем передают патологический аллель половине сыновей и половине дочерей;

3) больной мужчина передает патологический аллель всем дочерям и не передает сыновьям, поскольку они получают от отца Y-хромосому;

4) в среднем женщины болеют легче (они гетерозиготны), чем мужчины (они гемизиготны). Болезнь более вариабельна у гетерозиготных женщин.

По Х-сцепленному доминантному типу наследуются витамин-D-резистентный рахит (наследственная гипофосфатемия). Если формы болезни тяжелые и летальные в гемизиготном состоянии (недержание пигмента, рото-лице-пальцевый синдром, фокальная кожная гипоплазия), то все мальчики погибают. Больными бывают только девочки.

Болезни с Х-сцепленным рецессивным типом наследования встречаются редко. При этом женщины практически всегда гетерозиготны, т.е. фенотипически нормальны (здоровы) и являются носителями. Больными бывают только мужчины. Характерные особенности болезней этого типа различны в зависимости от нарушения репродукции.

При нарушении репродукции (мышечная дистрофия Дюшенна, синдром тестикулярной феминизации) в родословных выявляются следующие признаки:

1) больными бывают только мальчики;

2) около 2/3 больных происходят от матерей-носителей, 1/3– за счет новых мутаций в Х-хромосоме матери;

3) в унаследованных случаях у больных мальчиков могут быть больные братья и дяди по матери. Новые мутации являются спорадическими или изолированными случаями; сестры больных братьев в унаследованных случаях имеют 50% шансы быть тоже носителями патологического аллеля;

4) такие сестры-носители передают ген половине сыновей (они больные) и половине дочерей (они носители);

5) здоровые мужчины не передают болезни.

В отсутствие нарушений репродукции (гемофилия А и В, недостаточность Г-6-ФДГ) характерны следующие особенности родословной:

1) доля унаследованных случаев выше, чем 2/3;

2) больные мужчины передают патологический аллель всем своим дочерям и никому из сыновей;

3) все фенотипически нормальные дочери больных мужчин являются носителями;

4) в браке женщины-носителя с больным мужчиной половина дочерей – больные, половина носители, половина сыновей – больные, половина – здоровые;

5) иногда гетерозиготные женщины могут быть больными в связи со случайной гетерохроматинизацией хромосомы с нормальным аллелем во всех или почти во всех клетках.

К Х-сцепленным рецессивным болезням относятся гемофилия, мышечная дистрофия Дюшенна, синдром Гунтера (мукополисахаридоз II типа), синдром Леша-Найхана (гиперурикемия).

Y-сцепленный тип наследования. Длительное время полагали, что Y-хромосома содержит только гетерохромативные участки (без генов). Новейшие исследования позволили обнаружить и локализовать ряд генов в Y-хромосоме, ген, детерминирующий развитие семенников, отвечающий за сперматогенез (фактор азооспермии), контролирующий интенсивность роста тела, конечностей и зубов. Оволосение ушной раковины контролируется геном, расположенным в Y-хромосоме. На этом признаке можно видеть характерные черты Y-сцепленного типа передачи. Признак передается всем мальчикам. Естественно, что патологические мутации, затрагивающие формирование семенников или сперматогенез, не могут наследоваться, потому что эти индивиды стерильны.

Митохондриальная наследственность. Каждая митохондрия имеет кольцевую хромосому. В ней 16 569 пар оснований. Описаны мутации различных генов митохондрий. Генные мутации в митохондриальной ДНК обнаружены при атрофии зрительного нерва (атрофия Лебера), митохондриальных миопатиях, прогрессирующих офтальмоплегиях.

Митохондрии передаются с цитоплазмой овоцитов. Спермии не имеют митохондрий, поскольку цитоплазма элиминируется при созревании мужских половых клеток.

Для митохондриальной наследственности характерны следующие признаки:

1) болезнь передается только от матери;

2) больны и девочки, и мальчики;

3) больные отцы не передают болезни ни дочерям, ни сыновьям.

Болезни с экспансией тринуклеотидных повторов.

В некоторых генах в норме наблюдается варьирующее число тринуклеотидных повторов. Эта особенность строения гена не ведет к изменению функции гена и постоянна в своей локализации. Размах вариаций у разных людей по таким повторам, в том числе у родственников, может быть большим (от единичных до десятков). Однако увеличение числа повторов выше определенной величины ведет к нарушению функции гена, т.е. нарушению синтеза первичного продукта. Суть мутации в таких случаях сводится к экспансии (увеличению числа) тринуклеотидных повторов. Это происходит в мейозе у одного из родителей, но непостоянно, чем и обусловлен неменделевский характер наследования. Причины такой экспансии не ясны.

В качестве примера этой группы генных болезней приведем описание этиологии синдрома Мартина-Белл. Другое название синдрома – умственная отсталость с ломкой Х-хромосомой. В 5′-нетранслируемой области гена (он обозначается FMR-1) обнаружена нестабильность числа тринуклеотидных повторов CGG. В норме число повторов варьирует от 6 до 42. Если оно равно 50-200, то это премутация. В тех случаях, когда число повторов превышает 200 (иногда их число увеличивается до 2000), то развивается болезнь. При этом выявлена закономерность: чем больше повторов, тем тяжелее заболевание. Ген этой болезни локализован в Х-хромосоме. Болезнь может развиваться и у мальчиков, и у девочек, но у последних в 2-3 раза реже и мягче по течению. Нарастанием экспансии из поколения в поколение объясняется феномен антиципации, т.е. усиление клинического проявления болезни в последующих поколениях.

Известно уже 10 наследственных болезней, обусловленных экспансией тринуклеотидных повторов (миотоническая дистрофия, хорея Гентингтона, спинно-мозжечковые атаксии и др.).

Генетическая гетерогенность. Сходство клинической картины генных заболеваний еще не свидетельствует об их этиологической однородности. Они могут быть обусловлены мутациями в разных локусах. Эта характеристика генных болезней называется генетической гетерогенностью. Примерами таких болезней могут служить синдромы Элерса-Данло, мукополисахаридозы, несфероцитарные гемолитические анемии. Генетическая гетерогенность, т.е. наличие отдельных нозологических форм в группе клинически сходных заболеваний, может быть распознана с учетом следующих различий: 1) фенотипических (подробное сравнение клинической картины), 2) биохимических (разные нарушения обмена веществ), 3) генетических (разные типы наследования и группы сцепления), 4) физиологических.

Клинический полиморфизм генных болезней. Одни и те же формы генных болезней характеризуются клиническим полиморфизмом не только межсемейным, но и внутрисемейным, когда в одинаковом характере мутаций не приходится сомневаться. Такие вариации обусловлены частично различиями в среде, в которой развивается индивид, в том числе внутриутробно, а частично различиями геномов индивидов. Геном каждого человека высокоуникален. Разная генотипическая среда создает различные условия для проявления действия мутантного аллеля за счет взаимодействия генов, особенно действия генов-модификаторов.

О клиническом полиморфизме генных болезней свидетельствуют разное время начала заболевания, тяжесть и многообразие симптомов, степень прогредиентности, сроки летального исхода.

ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ – большая группа клинически различных патологических состояний, этиологическим фактором которых являются хромосомные или геномные мутации. Хромосомный набор у человека состоит из 22 пар аутосом и пары половых хромосом. Женщины имеют две хромосомы X (XX), а мужчины – одну хромосому X и одну Y (XY). Таким образом, нормальный мужской кариотип 46 XY, а женский 46 XX. Подходящими клетками для определения кариотипа являются культивированные лимфоциты и фибробласты кожи, клетки костного мозга. При окрашивании раствором Романовского-Гимзы можно изучать хромосомы, их количество, характерные полоски, место центромеры, разделяющие хромосому на два плеча (короткое и длинное), по длине которых аутосомы разделяют на 7 групп, обозначаемых буквами от А до G: А (1-3), В (4-5), С (6-12), D (13-15), Е (16-18), F (19-20), G (21-22).

Типы хромосомных болезней. В основу классификации хромосомных болезней положены три условия: 1) тип геномной или хромосомной мутации; 2) индивидуальность измененной или добавочной хромосомы; 3) возникновение мутации в зародышевых клетках (полные формы) или на ранних стадиях эмбрионального развития (мозаичные формы). Для каждой хромосомной болезни устанавливают: 1) какая генетическая структура определяет патологию (хромосома и ее сегмент); 2) в чем состоит генетическое нарушение (недостаток или избыток хромосомного материала); 3) все ли клетки содержат аномальный хромосомный набор.

Дифференциальную диагностику хромосомных болезней по клинической картине проводят только для определения показания к направлению пациента на цитогенетическое обследование.

Численные нарушения, или геномные мутации, могут затрагивать плоидность хромосомных наборов, например триплоидия (69 хромосом) или отклонения в числе хромосом от диплоидного (анеуплоидия) в сторону уменьшения (моносомия, или 45 хромосом), а также увеличения (трисомия, или 47 хромосом). Геномные мутации являются этиологической основой большинства хромосомных болезней.

Триплоидия (полная и мозаичная форма, когда обнаруживаются клетки с различными хромосомными наборами) – это единственная форма нарушения плоидности, совместимая с живорождением. Случаи тетраплоидии крайне редки, и говорить о синдроме тетраплоидии у человека нельзя.

Полные моносомии у живорожденных наблюдаются только по Х-хромосоме (45 X). Это синдром Шершевского-Тернера (см. Болезни эндокринной системы). Зародыши с полной моносомией по аутосомам элиминируются на ранних стадиях эмбрионального развития. Мозаичные формы моносомии с существенной долей нормальных клеток описаны только по хромосомам 21 и 22.

Полные трисомии встречаются у живорожденных по нескольким хромосомам: 8, 9, 13 (синдром Патау, или трисомия D), 14, 15, 18 (синдром Эдвардса), 21 (синдром Дауна), 22 и X или Y (трипло-Х, или синдром Клайнфелтера). Полисемии (свыше трех) встречаются только по половым хромосомам в разных комбинациях числа Х- и Y-хромосом. Жизнеспособные индивиды встречаются при 5 половых хромосомах.

По всем перечисленным формам трисомии могут быть и мозаичные формы.

Структурные перестройки хромосом (хромосомные мутации), какого бы они вида ни были, приводят в конечном счете к недостатку части материала по данной хромосоме (частичная моносомия) или его избытку (частичная трисомия). Известно большое количество синдромов частичных трисомии и моносомии.

Многие структурные перестройки являются летальными на разных стадиях внутриутробного развития. Среди спонтанно абортированных эмбрионов и плодов обнаружено в целом свыше 40% хромосомных аномалий, большая часть которых не встречается среди новорожденных.

Большинство хромосомных болезней относятся к заново возникающим (95%) в зародышевых клетках одного из здоровых родителей. Такие случаи называются спорадическими. Небольшая часть хромосомных болезней относится к группе унаследованных, когда родители имеют сбалансированные транслокации, но в результате кроссинговера у них образуются несбалансированные гаметы.

Корреляция изменений фенотипа и кариотипа. Нарушение хромосомного баланса неизбежно приводит к нарушению развития организма. В целом можно сформулировать следующие выводы по корреляции фенотипа и кариотипа: 1) трисомии и моносомии по целым хромосомам переносятся тяжелее, чем частичные; 2) мозаичные формы хромосомных болезней протекают легче, чем полные (гаметного происхождения); 3) у живорожденных дисбаланс по крупным хромосомам встречается значительно реже, чем по мелким; 4) недостаток хромосомного материала вызывает более серьезные нарушения развития, чем его избыток (моносомии по аутосомам не обнаружено); 5) полные трисомии по аутосомам наблюдаются только по богатым гетерохроматином хромосомам; 6) аномалии по половым хромосомам ведут к меньшим нарушениям развития, чем по аутосомам.

Множественные врожденные пороки развития – главное проявление хромосомных болезней – формируются в раннем эмбриогенезе на основе нарушенного гисто- и органогенеза. Для них характерна множественность пороков развития ряда систем и органов, что создает некоторую общность клинической картины при различных хромосомных болезнях: задержка физического и психического развития, черепно-лицевые дисморфии, пороки сердца, мочеполовой системы, нервной системы. Разные формы хромосомных болезней различаются главным образом по сочетаемости врожденных пороков, а не по отдельным специфическим порокам.

Причины хромосомных и геномных мутаций. В основе хромосомных мутаций лежат повреждение первичной структуры хромосом и последующая их перестройка в пределах одной (делеции, инверсии) или двух (транслокации) хромосом, восстанавливающая непрерывность хромосом.

Анеуплоидии возникают за счет нерасхождения хромосом или отставания их в анафазе. Полиплоидии обусловлены либо оплодотворением яйцеклетки двумя спермиями, либо неразделением цитоплазмы после редупликации диплоидного хромосомного набора.

Хромосомные и геномные мутации возникают спонтанно (без выявленных воздействий), под влиянием химических факторов, ионизирующей радиации. В происхождении трисомии существенное значение имеет возраст женщины. После 35 лет (для женщин) резко повышается вероятность рождения ребенка с трисомией. В меньшей степени и позже (после 45 лет) эта закономерность проявляется у мужчин. Для нерасхождения хромосом, по-видимому, существует наследственное предрасположение. Риск повторного рождения ребенка с хромосомной болезнью в 5-10 раз выше, чем в общей популяции.

БОЛЕЗНИ С НАСЛЕДСТВЕННЫМ ПРЕДРАСПОЛОЖЕНИЕМразвиваются у лиц с соответствующим сочетанием “предрасполагающих” наследственных и “проявляющих” внешних факторов. Этот тип наследования называют также многофакторным. Наследственное предрасположение к болезням обусловлено широким генетическим полиморфизмом человека и может иметь моногенный или полигенный характер.

Моногенные формы наследственного предрасположения – своеобразная форма генных болезней, проявляющихся только у тех индивидов, которые подвергаются действию специфического внешнего фактора. Генетические закономерности моногенных форм с наследственным предрасположением (передача из поколения в поколение, популяционная распространенность) полностью соответствует законам Менделя. Проявляющими факторами “молчащих” мутантных аллелей могут быть лекарства, пищевые вещества, загрязнения воздуха, биологические агенты. В целом это направление называется экологической генетикой, а применительно к лекарствам – фармакогенетикой.

Полигенные болезни с наследственным предрасположением составляют большую часть хронических неинфекционных болезней, разнообразную по нозологическим формам. В качестве примера приведены следующие основные формы.

1. Сердечно-сосудистая система – гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, атеросклероз, ревматизм.

2. Органы пищеварения – язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, желчнокаменная болезнь.

3. Нарушения обмена веществ и эндокринные болезни – подагра, сахарный диабет.

4. Пороки развития – анэнцефалия, спинномозговая грыжа, врожденный вывих бедра, врожденные пороки сердца.

5. Кожа – псориаз, экзема, нейродермиты.

6. Скелет – сколиозы, анкилозирующий спондилит.

Для полигенных болезней с наследственным предрасположением характерны следующие особенности.

1. Чем реже встречается болезнь в популяции, тем выше риск для родственников больного заболеть этой же формой.

2. Чем сильнее выражена болезнь у пробанда, тем выше риск развития болезни для его родственников.

3. Риск развития болезни для родственников пробанда будет выше при наличии в семье другого больного.

4. При различной частоте болезни по полу риск для родственников будет выше, если пробанд относится к менее поражаемому полу.

Прогнозирование риска развития болезни в семье может основываться на многофакторных моделях с аддитивным или пороговым действием генов. Однако в практике для этих целей используют таблицы эмпирического риска.

ГЕНЕТИЧЕСКИЕ СОМАТИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИкак отдельную группу стали выделять совсем недавно. Многочисленными исследованиями доказано, что мутационные изменения в соматических клетках (генные, хромосомные и геномные) могут вызывать злокачественный рост, являться важным звеном в патогенезе лучевой болезни, приводить к старению.

НЕСОВМЕСТИМОСТЬ МАТЕРИ И ПЛОДА ПО АНТИГЕНАМ.Данная форма в наследственной патологии хорошо известна на примере несовместимости матери и плода по резус-антигену, антигенам группы АВ0. Суть ее в том, что женщина является гомозиготной по “отсутствию” антигена, а ее плод унаследовал аллель “присутствия” антигена от отца. При прохождении клеток плода в материнское русло несвойственный матери антиген вызывает иммунную реакцию отторжения.

Статья подготовлена специально для сайта http://mywomanhealth.ru/


Недостаточная активность фермента печени (р-гидроксифенилпировиноградной оксидазы), преобразующего аминокислоту тирозин, является причиной заболевания.

Симптомы Заболевание проявляется как цирроз печени, рахит, не поддающийся лечению при помощи витамина D, а также в виде нарастающей пигментации кожи.

Вскоре после рождения у ребенка появляются рвота, понос, одышка, потливость затылка, плаксивость, возникают отеки, живот становится большим из-за увеличения печени и селезенки, ребенок плохо прибавляет в росте и весе, поздно начинает держать голову и сидеть.

Без лечения смерть наступает уже в I полугодии жизни из-за печеночной недостаточности. Единственным эффективным средством лечения на сегодняшний день является диетотерапия.

Доза тирозина, которая необходима, чтобы ребенок и нормально развивался и не заболел тирозинемией, составляет 25—40 мг на 1 кг массы тела в сутки.

Все предлагаемые диеты содержат малое количество естественного белка, компенсируя остальное количество белка за счет специальных смесей (белковых гидролизатов), содержащих набор необходимых аминокислот без тирозина. В диету входят молоко, специальный безбелковый хлеб, фрукты (кроме бананов), овощи с низким содержанием белка, кукурузная или рисовая мука, черносмородиновое пюре, сахар, специальные безбелковые изделия. Дополнительно назначают минеральные вещества и витамины группы В. Эффективность лечения оценивается по анализам крови (количеству аминокислот, калия и фосфора) и антропометрическим данным (ежемесячным прибавкам роста и веса ребенка).

Содержание тирозина в продуктах (в граммах на 100 г продукта): 1. Молоко женское — 0,060. 2. Молоко коровье — 0,119. 3. Кефир — 0,112. 4. Творог — 0,456. 5. Яйцо куриное — 0,515. 6. Мясо говяжье — 0,596. 7. Мясо куриное — 0,660. 8. Печень говяжья — 0,470. 9. Треска — 0,439. 10. Крупа рисовая — 0,176. 11. Крупа манная — 0,158. 12. Крупа гречневая — 0,16. 13. Крупа овсяная — 0,234. 14. Крупа пшенная — 0,226. 15. Крупа перловая — 0,148. 16. Горох — 0,227. 17. Мука пшеничная — 0,149. 18. Макаронные изделия — 0,253. 19. Хлеб ржаной — 0,293. 20. Хлеб пшеничный — 0,162. 21. Печенье — 0,088. 22. Картофель — 0,027. 23. Морковь — 0,013. 24. Капуста белокочанная — 0,020. 25. Помидоры — 0,010. 26. Апельсины — 0,007. 27. Лимоны — 0,006. 28. Сок яблочный — 0,024. 29. Сок апельсиновый — 0,006. 30. Сок лимонный — 0,004.

Статья подготовлена специально для сайта http://mywomanhealth.ru/




Мое женское здоровье © 2012-2017 Все права защищены. Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://mywomanhealth.ru/". Мое женское здоровье


Яндекс.Метрика